| Источник
Зрелище не для слабонервных

Шар в воздухе. Под ним на стропах парашюта повис аэронавт

Можно сказать – это был цирк под куполом неба. Теперь таких зрелищ уже не увидеть. А много лет назад они устраивались по всей России – смертельно опасные зрелища, от которых захватывало дух. Тысячные толпы с восхищением наблюдали полет человека на воздушном шаре-монгольфьере и его прыжок с парашютом.

Турне Августа Годрона

Необыкновенно жарким летом 1889 года в Москву приехал английский воздухоплаватель-парашютист Август Годрон. До приезда в Россию он совершил более двухсот полетов. С парашютом он прыгал значительно реже, чем летал.
В Москве Годрон собирался прыгнуть всего в двенадцатый раз. Первый его полет в московском небе был объявлен на 16 июля из загородного сада «Ренессанс» и прошел замечательно. Спустя полчаса аэронавт возвратился в сад, где его встретили как героя.
В Москве Август Годрон совершил еще три полета, затем уехал в Нижний Новгород. Дважды поднимался он в воздух над Волгой. «Зрелище это вызвало массу толков в народе, – писала нижегородская газета “Волжский вестник”. – Разговорам не было конца».
Но едва Годрон приехал в Ростов-на-Дону, как местная газета «Донская пчела» разразилась гневной статьей.
«Какое страшное и возмущающее душу зрелище! – писала она по поводу прыжка заезжего аэронавта. – Поощряя таких “артистов”, мы, несомненно, дойдем до того, что будем спускаться с высоты трех тысяч футов без парашюта, так как и парашют ведь скоро надоест, потребуется что-нибудь еще более ужасное».

 В 1891 году Август Годрон снова появился в России. В октябре он приехал в Тифлис. Был объявлен день полета – 20 октября. Однако сильный ветер не позволил приступить к наполнению шара-монгольфьера. Потом из-за непогоды пришлось еще несколько раз откладывать старт.
Так и не дождавшись благоприятной погоды, Август Годрон решил смириться с обстоятельствами и остаться зимовать в Тифлисе. Только весной 1892 года ему удалось совершить два полета. Теперь у Годрона были шар, наполняемый водородом, и специальная батарея для его выработки.
Перед первым полетом, 19 апреля, произошел опасный случай. В предстартовой спешке аэронавт оступился и упал в емкость батареи с раствором серной кислоты. К счастью, ему помогли быстро выбраться из чана. Хотя Годрон и получил ожоги ног, но полета не отменил.
Последней стала Варшава (входившая тогда в состав России). В холодный октябрьский день, во время первого же полета в этом городе, Годрон простудился, заболел и вернулся в Англию.

Варшавский аэронавт

Монгольфьер наполнен газом. Его снимут с печи и внизу прикрепят купол парашюта

Монгольфьер наполнен газом. Его снимут с печи и внизу прикрепят купол парашюта

В Варшаве началась карьера аэронавта-парашютиста Иосифа Дзиковского. Это был его родной город.
В возрасте около 35 лет Дзиковский увлекся воздухоплаванием. Газеты писали, что ранее он работал наборщиком в типографии.
Первый публичный полет Дзиковского был назначен на воскресенье, 19 мая 1891 года, из загородного сада «Марцелин». Дзиковский взлетел почти точно в обещанное время – около восьми часов вечера. После благополучного прыжка и приземления на ближайшей поляне он возвратился в сад, где удостоился, по словам газеты, «таких восторженных и даже неистовых оваций, какими награждаются немногие».
Все лето аэронавт готовился к турне по России. Его выступления начались в Нижнем Новгороде, где Дзиковский в августе 1891 года совершил два полета с ярмарочного ипподрома, и продолжились в Москве. Полеты в Первопрестольной были намечены из сада «Эрмитаж».
Корреспондент газеты «Новости дня» писал о Дзиковском перед первым его полетом в Москве 1 сентября: «В лице ни тени беспокойства. Спокоен, убийственно спокоен».
А опасные моменты случались, и не раз. Например, в Киеве, в октябре 1891 года, уже в воздухе закрутились стропы парашюта. Прыгать было рискованно, парашют мог раскрыться не полностью. «Многие из публики, – писала газета “Киевлянин”, – были уверены в неизбежности трагического исхода воздушной экскурсии». Но аэронавту удалось раскрутить стропы и благополучно опуститься с парашютом.
В середине лета 1892 года, когда у Дзиковского насчитывалось уже около сотни прыжков, он приехал демонстрировать свое бесстрашие в столицу – Санкт-Петербург. Местом взлета стал сад «Аркадия» на Новодеревенской набережной, а опустился парашютист на Каменном острове, сев прямо на дерево у чьей-то дачи. Пожаловаться на невнимание столичной публики Дзиковский не мог: при возвращении в «Аркадию» по всей дороге его приветствовали аплодисментами, а уж в самом саду устроили настоящую овацию.
После 1892 года имя Иосифа Дзиковского было совершенно забыто. Как сложилась его дальнейшая судьба, к сожалению, неизвестно.

Летающие супруги

Объявление о полете Брониславы Шедик

Объявление о полете Брониславы Шедик

Эдуард Лискевич тоже был варшавским аэронавтом. Впервые он поднялся в небо 26 апреля 1892 года с Мокотовского поля в окрестностях Варшавы.
«Стечение зрителей, – писал “Варшавский дневник”, – было громадное: платные места заняли около пяти тысяч человек».
Правда это или нет, но, по словам Лискевича, аэронавтом он стал совершенно случайно, заключив однажды пари, что сможет, не имея никакого опыта, подняться на воздушном шаре и прыгнуть с парашютом. Пари Лискевич выиграл и так увлекся после этого воздухоплаванием, что вскоре превратился в профессионального аэронавта-парашютиста.
В середине мая 1892 года он совершил в Варшаве еще один полет, а затем отправился в другие города.
Сначала он побывал в Вильне – не один, а со своей женой Брониславой Шедик, тоже совершавшей полеты и прыжки с парашютом. Первым поднялся в воздух Лискевич. Но зрителей пришло в сад мало, сбор оказался мизерным.
Воздухоплаватели решили не продолжать полеты в Вильне и переехать в Ковно. Здесь не только Лискевич, но и Шедик поднялась на монгольфьере и прыгнула с парашютом. После спуска аэронавтку встречали с восторгом. Лискевич снял жену с извозчичьих дрожек, доставивших Брониславу обратно в сад, и почти бегом увел ее от восторженной толпы, кричавшей «Ура!», «Браво!», «Качать ее!».
В конце августа аэронавты прибыли в Ригу. 27 августа, в первом же полете Лискевича из Верманского парка едва не произошла катастрофа. Солдаты с трудом удерживали наполненный монгольфьер. В момент пуска шара один из солдат зазевался, не отпустил веревку и был поднят в воздух. К счастью, это вовремя заметили другие солдаты. «И не стащи его за ноги товарищи, – писала газета “Рижский вестник”, – дорого обошлась бы ему эта оплошность».
В июне 1893 года прыжок Лискевича увидели киевляне. На берега Днепра он приехал уже без Брониславы Шедик. Видимо, она оставила аэронавтику, столь богатую опасными приключениями.
Вслед за Шедик покинул воздухоплавание и Эдуард Лискевич. В 1893 году он в последний раз поднялся на воздушном шаре.

Учитель Сергея Уточкина

Современные воздухоплаватели

Современные воздухоплаватели

Эрнесто Витолло был потомственным аэронавтом. Точно неизвестно, когда он начал выступать перед публикой.
Удалось установить, что в августе 1899 года он летал в Ревеле. Затем выступал в Вильне. В Минск он приехал в компании аэронавтки «мадемуазель Марго». В течение восьми лет Эрнесто Витолло гастролировал за границей, в европейских странах и Америке.
Первое его выступление в Одессе на шаре, наполненном светильным газом, состоялось 20 мая. Прыжок с парашютом тогда не предусматривался.
Второй полет, пять дней спустя, напоминал первый. Зато третий, 27 мая, был необычным. Оригинальность его заключалась в том, что Витолло решил взлететь, сидя… на велосипеде, подвешенном к корзине шара.
«Полет на велосипеде» видела многотысячная толпа, заполнившая улицы Одессы. Но еще больше зрителей собралось при четвертом полете, 31 мая. Дело в том, что в этот день с Витолло должен был лететь (о чем заранее известили афиши и газеты) знаменитый одессит, заядлый спортсмен Сергей Уточкин.
Полет продолжался недолго, не более получаса, но в жизни Сергея Уточкина он сыграл важнейшую роль. Будущий авиатор приобрел небольшой воздушный шар и начал самостоятельные полеты.
На 3 июня Эрнесто Витолло объявил пятый, последний полет в Одессе, во время которого собирался совершить прыжок с парашютом.
Шар достиг высоты более километра.
Тогда Витолло, по рассказу очевидца, «ухватившись руками за кольцо парашюта, как бы вплавь, бросился вниз». Финал прыжка оказался неудачным. Купол парашюта зацепился за край крыши высокого здания. Витолло ударился о стену и повис на стропах. Он чувствовал себя плохо и не сразу пришел в норму.
Сведения о дальнейшей судьбе Витолло отрывочны. Следы его теряются.
В Одессе, в 1907 году, Витолло говорил, что ему не избежать участи воздухоплавателей, погибших ужасной смертью.
Возможно, в предчувствии трагического конца он оставил воздухоплавание. А возможно, уехал на полеты за границу и в Россию больше не вернулся.

 

Геннадий ЧЕРНЕНКО


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста