| Источник

Загадки Москвы. Звуки флейты на кладбище

На востоке Москвы, в районе Лефортово, расположено старинное Введенское кладбище. Когда-то его называли Немецким, так как первоначально предназначалось оно для жителей немецкой слободы. Одним словом, похоронены там преимущественно люди не православной веры — католики, лютеране… Конечно, такое место не может обойтись без своей собственной мифологии…

Первые захоронения в Лефортово появились в 1771 году, во время чумной эпидемии. Название кладбищу было дано по Введенским горам (иначе называемым Лефортовским холмом) — возвышенности на левом берегу реки Яузы.
В XIX веке на Введенское были перенесены останки двух сподвижников Петра I: адмирала Франца Лефорта (по фамилии которого и назван этот московский район) и генерал-адмирала Патрика Гордона.
На Введенском захоронено немало известных и выдающихся людей. Среди них знаменитый композитор А. Ф. Гедике, основатель фабрики «Красный Октябрь» Теодор фон Эйнем, повар Оливье, увековечивший свою фамилию благодаря одноименному салату, издатель И. Д. Сытин, писатели Михаил Пришвин, Леонид Гроссман, Ираклий Андроников, художники Виктор и Аполлинарий Васнецовы, сын и внук Л. Н. Толстого, патриарх Тихон, архимандрит Зосима (Ф.Д. Ижидов), актрисы Алла Тарасова, Мария Максакова и Татьяна Пельтцер…
Один из самых знаменитых здешних «обитателей» — Федор Петрович Гааз (1780-1853). В свое время он занимал должность главного врача московских тюрем. Его прозвали «святым доктором». Именно этому человеку приписывают крылатое выражение: «Спешите делать добро». Среди его пациентов были очень бедные люди, с которых он никогда не брал платы за лечение, да притом еще одаривал их деньгами и одеждой.
Очень много сделал Гааз для заключенных и ссыльных — к примеру, ввел вместо неподъемных двадцатифунтовых облегченные кандалы, которые так и называли — «гаазовскими», отменил процедуру нанизывания арестантов на прут во время прогона по этапу, сочувствовал декабристам… Пресловутые кандалы ныне висят по бокам ограды его могилы.
Говорят, в конце концов, все свое состояние Гааз истратил на нуждающихся. Умер он нищим и был похоронен за счет полиции. Зато за гробом «святого доктора» шли двадцать тысяч человек! А памятник на его могиле поставили на свои деньги пациенты Гааза — московские заключенные…
Как это ни парадоксально, на Введенском возведен памятник… французам, сложившим свою голову в Москве в 1812 году! Четырехгранная гранитная стела, увенчанная крестом, установлена на месте братской могилы безымянных воинов наполеоновской армии.
На лицевой стороне стелы выгравирован орден почетного легиона, а также размещены две памятных доски. На верхней из них высечено: «Militaires francais mort en 1812», на нижней стоит дата установки памятника — 1889 год. Сооружение окружено оградой из восьми врытых в землю орудийных стволов, соединенных между собой цепью.
Рядом находится памятник французским летчикам авиаполка «Нормандия-Неман», воевавшего во время Второй мировой войны на стороне СССР против Гитлеровской Германии. Ранее тут были захоронены и останки пилотов, но в 1953 году их перевезли во Францию. Однако памятный знак сохранился. Место, где расположены оба памятника — наполеоновским солдатам и авиаторам «Нормандии-Неман» — официально является территорией республики Франция. Кстати, есть на Введенском и братское захоронение немецких солдат, умерших в Первую мировую в российских госпиталях…
Конечно, есть у Введенского кладбища и своя уникальная мифология. Так, рассказывают, что трагически погибшего, сорвавшись с лестницы в Бауманском училище, олимпийского чемпиона Валерия Попенченко похоронили в могиле, предназначавшейся писателю Василию Шукшину. Для того уже приготовили могилу на Введенском, да в последний момент, когда тело выносили из зала прощания, кто-то из правительства распорядился похоронить все-таки на более престижном Новодевичьем кладбище. Приготовленная же могилка осталась незанятой. Вот и пригодилась, когда погиб Попенченко…
Ходят тут и предания куда более мистического толка. К примеру, утверждают, что в сумерках весенними вечерами с Введенского, со стороны улицы Госпитальный вал, доносится мелодия флейты. Если идет дождь, то флейта играет до самого рассвета… А еще слышится звон железных кандалов с могилы Федора Гааза…
Ирина Шлионская


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста