| Источник

Прогулки по естественному спутнику Земли

Еще в 1960 году Институт Брукингса – один из ведущих аналитических центров США – подготовил отчет под названием «Прогноз последствий мирной деятельности в космосе для человечества». Помимо различных статистических и исследовательских данных, в нем содержалась изолированная от общего контекста оценка возможности открытия NASA внеземной разумной жизни или следов ее деятельности. В отчете содержалась недвусмысленная рекомендация засекречивать подобные данные.

Этот вопрос ставит меня в тупик…

Ричард С. Хогленд, один из авторов ставшей бестселлером книги «Темная миссия. Секретная история NASA», считает, что уже через пять лет после выхода отчета Брукингса, во время своих первых исследований Луны при помощи автоматических межпланетных станций, NASA получило факты в пользу того, что когда-то на естественном спутнике Земли существовала необычная технологическая цивилизация.
Возможно, она распространила свою деятельность на всю Солнечную систему. Когда дело дошло до миссии «Аполлон» с посадкой на Луну аппаратов с людьми, NASA пришлось приложить немало усилий, чтобы не просочилась секретная информация о найденных следах древней техногенной деятельности.

 В середине 1980-х годов Ричард Хогленд получил весьма любопытное свидетельство от некого доктора медицины, непосредственно задействованного в научной программе NASA «Аполлон».

Доктор подтвердил опасения Хогленда, рассказав, что после возвращения каждого очередного экипажа «Аполлонов», во время анализа проведенной на Луне работы, все астронавты проходили сеансы гипноза. Формально применение гипноза объяснялось необходимостью помочь им четко вспомнить все, что происходило с ними во время пребывания на Луне. В реальности же, как полагает Хогленд, сеансы гипноза использовались для того, чтобы блокировать воспоминания астронавтов об их пребывании там. Предположение это подтверждается поведением самих астронавтов. К примеру, первый из ступивших на лунную поверхность – Нил Армстронг – на долгие годы исчез из поля зрения общественности и фактически вел жизнь отшельника.

Нил Армстронг, вернувшийся с лунной поверхности в спускаемый модуль

Второй человек, ступивший на Луну в июле 1969 года, – Эдвин Олдрин – в своей автобиографической книге «Возвращение на Землю» упоминал один весьма любопытный случай, приключившийся с ним в начале 1970-х. Однажды Олдрин выступал в клубе «Киванис» калифорнийского городка Палмдейл, известного главным образом тем, что там расположены авиабаза «Эдвардс» и офисы многочисленных подрядчиков NASA. Во время выступления астронавту задали, казалось бы, совершенно невинный вопрос: «На что похожи ощущения, которые вы испытывали на Луне?»

Однако, услышав вопрос, Олдрин ощутил, что на него накатила волна паники.
Чем сильнее он пытался вспомнить свои ощущения, тем сильнее становилась паника. Дело закончилось тем, что он был вынужден прервать свое выступление и выйти из клуба в сопровождении своей жены Джоан. Когда же астронавт оказался на улице, то ему стало плохо еще и физически.

Сходный случай произошел с Олдрином и в 1999 году во время интервью интернет-изданию Salon.com – ему задали тот же вопрос об ощущениях во время пребывания на Луне: на что, мол, это было похоже? Олдрин неожиданно для себя самого рассвирепел: «Бога ради, я не знаю! Я просто не знаю! Этот вопрос ставит меня в тупик с тех пор, как я покинул Луну!»

Сила и бессилие памяти

Командир космического корабля «Аполлон-12», совершившего посадку на Луну 19 ноября 1969 года, Чарльз Конрад, ставший третьим землянином, ступившим на поверхность Луны, настолько был обескуражен собственной неспособностью ответить на тот же вопрос, что всегда банально восклицал:

«Супер! Нам понравилось!» Интересны и воспоминания о Луне пилота лунного модуля «Аполлона-12» Алана Бина. На вербальном уровне с ним происходило то же самое: он не мог ничего толком вспомнить. Но благодаря своему увлечению живописью Бин порой был способен удивить окружающих.

Пилот лунного модуля «Аполлон-12» Алан Бин

Хогленд, говоря о живописи Алана Бина, обращает внимание на следующий факт. Когда астронавт писал лунные образы со слов других людей, лунное небо на его полотнах получалось черным, а лунный пейзаж выглядел унылым и однообразным. То есть все получалось так, как оно должно быть, исходя из сложившихся еще задолго до лунных миссий «Аполлонов» представлений. Но как только Бин начинал писать лунные пейзажи по собственным воспоминаниям, небо приобретало синеватый оттенок, а сами пейзажи получали отнюдь не «канонические» пастельные оттенки и цвета.
Эдгар Митчелл, пилот лунного модуля корабля «Аполлон-14», достигшего поверхности естественного спутника Земли 5 февраля 1971 года, также долгие годы пытался вспомнить, что же он там видел. В конце концов, он даже обратился за помощью к профессиональным гипнотизерам и психологам, попросив «раскодировать» себя. Увы, из этой затеи ничего не вышло. Психолог Джин Хьюстон, у которой Эдгар Митчелл пытался пройти реабилитацию, рассказывала Ричарду Хогленду о том, как проходили их лечебные сеансы. Как только Хьюстон пыталась заставить Митчелла вспомнить то, что он чувствовал, когда шел по Луне, тот всякий раз отклонял вопрос, говоря: «Это не важно, пойдем дальше!»
Сильнейший гипноз, которому подвергались участники лунной миссии, при этом носил избирательный характер: даже спустя десятилетия они могли вспомнить мельчайшие детали технической стороны своего полета. Все, за исключением времени пребывания на Луне. Эдгар Митчелл, увидев спустя многие годы цветное фото, где он запечатлен стоящим на поверхности Луны под огромным куполом из полураздробленного темно-синего стекла, который уходит вверх на сотни и тысячи метров, не смог об этом ничего вспомнить.

Под «защитными слоями правды»

Картина Алана Бина, изображающая высадку людей на Луну

Впрочем, не все люди поддаются гипнозу в равной степени. В том числе, видимо, и блокировке памяти. Нельзя исключать того, что кого-то из участников миссии «Аполлон» от излишней болтливости удерживал не гипноз, а банальная подписка о неразглашении секретной информации. Во всяком случае, когда Юджин Сернан, последний из ступавших на поверхность Луны астронавтов, в 2004 году присутствовал на мероприятии с участием президента Буша-младшего, то он, похоже, находился в плену не самых приятных воспоминаний. Джордж Буш вел речь о возобновлении программы по исследованию Луны и возможном полете человека на Марс. Президент США призывал своих сограждан совершить новый технологический рывок и найти на соседних небесных телах «ресурсы, от которых захватывает дух, которые испытают, насколько велики пределы нашего воображения».
Примерно в середине своего выступления Буш выразил свою признательность Юджину Сернану, командиру «Аполлона-17». Президент напомнил присутствующим о словах Сернана «Мы пришли и мы уходим, и, даст Бог, когда мы вернемся, мы принесем мир и надежду всему человечеству» и выразил надежду, что Америка воплотит эти слова в жизнь. Зал в ответ разразился аплодисментами. Сернан даже жестом не поблагодарил Буша, но напротив, когда произносились эти слова, сильно нахмурился. Десятью же годами ранее, когда Юджин Сернан присутствовал на церемонии в Белом доме, посвященной 25-летию полета «Аполлона-11», то казался сильно расстроенным. Во время своего эмоционального выступления он сравнил себя с попугаем, который твердит то, что ему сказали, а под конец и вовсе позволил себе показавшееся многим провокационным замечание о «защитных слоях правды».
Нечто любопытное произошло и с Джоном Гленном, первым из американских астронавтов 20 февраля 1962 года облетевшим Землю на космическом корабле. В марте 2001 года он участвовал в комедийном сериале «Фрезер» на телеканале NBC, играя самого себя.
Там он недвусмысленно заявил: «В те далекие славные дни я чувствовал себя очень неловко, когда меня спрашивали о вещах, о которых мы говорить не могли, и ничего больше слушать не хотели.
Некоторые спрашивали, знали ли мы, что мы там были не одни? Настоящего ответа мы никогда не давали, и хотя мы там видели много разного, странного, но мы не знали, что мы видим. И мы, в самом деле, не могли ничего сказать.
Начальство боялось нас, они боялись казусов, чего-нибудь вроде “Войны миров-2” и паники на улицах. Поэтому мы держали язык за зубами. А теперь мы видим это только в ночных кошмарах или в кино, и кое-что из этого вполне похоже на правду». Смешного в этом было мало, и сказаны эти слова были в то время, когда два других героя сериала – Роз и Фрейзер – ушли на кухню и не услышали самого интересного. Что, собственно, с читательской и телевизионной аудиториями зачастую и происходит.

Павел БУКИН


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста