| Источник

Иллюстрации допросов еретиков в средневековье — наглядные доказательства человеческой жестокости и ненависти. Людей, попавших под подозрение, пытали изощренно и очень долго, допрашивая до тех пор, пока жертва не сознается в своей вине. В ход шли такие инструменты, как кнут, костедробитель, «кошачья лапка», калёное железо, щипцы, иглы и многое-многое другое…

Война с ведьмами – борьба с нечистой силой или совершенствование технологии убийства?

Опытный палач умел рассечь кожу и мышцы до самых костей одним ударом специального кнута. Если требовалось, в ход шла «кошачья лапка» — прибор с острейшими крюками, предназначенными для сдирания кожи. Для разнообразия изуверы использовали любую из множества модификаций костедробителя: например, череподробитель.

Этот инструмент представлял собою колпак, закреплявшийся на голове жертвы, который сжимался под давлением резьбового механизма, а им, в свою очередь, манипулировал палач. Чего только стоило подвешивание «преступника» за заведенные за спину руки…

Человек висел под потолком в течение долгих мучительных часов, после чего веревку на мгновение отпускали, а затем вновь удерживали: в результате человек быстро летел вниз и, у самой земли, вновь резко повисал на вывихнутых руках. В итоге жертвы, как правило, теряли сознание или же вовсе умирали…

Что же касается средневековых способов умерщвления преступников и невиновных, то вполне может показаться, что американский «электрический стул» не более чем «массажное кресло» на их фоне. Повешение и гильотина – самые гуманные из них. Были и такие способы казни, одно упоминание о которых вызывало сумасшедшую панику у осужденных. К таковым относятся: сожжение на костре, колесование, четвертование, погребение заживо, насаживание на кол и многие другие чудовищные методы.

Чаще всего и более всего изобретения пыток и казни применялись средневековой инквизицией. Умы и сердца людей и по сей день продолжают поражать ее безжалостность, жестокость, садизм и ненависть, проявлявшиеся по отношению к слабому полу в те темные времена.

Масштабному крестовому походу против «ведьм» предшествовал выпуск книги «Молот Ведьм», в авторстве германского инквизитора Генриха Инститориса (настоящая фамилия — Крамер) и соавторстве инквизитора-члена доминиканского ордена Якоба Шпренгера. В этом своем «шедевре» богословы, названные впоследствии церковью «возлюбленными сынами своими», с фанатичным упорством развивали мысль о порочности женщины и о ее склонности к коварству, предательству и грехопадению в целом, основывая свои доводы на искаженном восприятии Священного Писания.

Именно из-за этой своей «склонности» женщины, по мнению Инститориса, зачастую впадают в ересь и превращаются в пособниц дьявола — ведьм. Благодаря печатному станку, «Молот Ведьм» получил широкое распространение в массах и послужил руководством к действию ретивых фанатиков и просто мошенников и проходимцев, неплохо нажившихся на смертях ни в чем неповинных женщин.

Ведьмы нагишом, обмазавшись дьявольской мазью, летали на шабаш, используя мётла, рогатины, скамьи, табуретки, животных, восславляя своего господина и исполняя его злую волю, направленную против мира людского, не забывали попутно в мирской жизни хорошо маскироваться под обыкновенных добропорядочных женщин. Именно такое представление о «ведьме» царило в умах жителей суеверной средневековой Европы. И представление это, как снежный ком, крепло за счет слухов, баек, выдумок и наговоров людей.

В конце концов, сложилась такая ситуация, что неверие в колдовство могло стоить вольнодумцу жизни. Впрочем, как уже оговаривалось, от данного развития событий многие мошенники и обманщики умудрялись извлекать для себя неплохую выгоду. Вот, к примеру, выдержка из трактата Иезуита Мартина Дель Рио: «…В 1587 году один солдат, стоя на карауле, случайным выстрелом в облако застрелил пролетавшую мимо ведьму, которая в результате свалилась прямо к его ногам. Что скажут на это те, кто отрицает ведьмины собрания?…»

Удивительно, но сказке солдата поверили. Сейчас-то, с очень высокой долей уверенности можно говорить об убийстве солдатом проходившей мимо женщины. Однако тогда суеверный ум перевешивал доводы рассудка.

Удивительно, но поводом для обвинений женщины ведьмой могла послужить простая клевета завистника. Как гласят хроники, некую Анну Эв, жительницу Германии, жесточайше пытали и сожгли на костре за то, что некая дама утверждала, будто бы ее ребенок умер после того, как «ведьма» побранила его. Сама же Анна подтвердила, что ругала ребенка, однако только лишь за то , что он извалял ее вещи, вывешенные для сушки на улице, в грязи. Жители деревни

хором утверждали, что Анна – самая что ни на есть добропорядочная и добросердечная христианка, однако, увы, если кто-либо подпадал под подозрение инквизиции – то был почти наверняка обречен на смерть.
Пытали и казнили старух, женщин, девушек и даже детей. Судьи, ссылаясь на злосчастный «Молот Ведьм», твердили, что «ведьминское грехопадение» начинается вплоть с двухлетнего возраста, а так как ведьмам не может быть пощады, то и к девочкам, заключившим сделку с нечистой силой, также нельзя проявлять снисхождения. Кроме того, считалось, что ведьмами зачастую становились по наследству.

Оттого и шокирующие многочисленные пытки и казни целых семей, включая детей! Достаточно было одного имени, вымолвленного в бредуизмучившейся под пыткой женщины, чтобы оно послужило основанием для новых арестов и казней. Ретивые инквизиторы шли на какие угодно уговоры и пытки, лишь бы добыть сведения о новых «ведьмах», « повинных» то в чье-то хвори, то в непогоде, то в болезни, ибо от этого напрямую зависело их благосостояние.

Любое случайное происшествие – град, гроза, болезнь или просто чья-то мания – уже основание поиска виновных – а именно ведьм. Вот, к примеру один из таких случаев: группа односельчан заблудилась в лесу и несколько часов блуждала, пока наконец не выбралась к деревне. Стали искать виновницу случившегося и, конечно же, «нашли»: ею оказалась женщина, которая проводила их взглядом, когда они уходили в лес. Как и положено, судьи выбили из женщины «истину». Под жесточайшими многодневными пытками она согласилась со следствием, что упросила своего демона заставить людей ходить кругами в чащобе. И каждый такой случай самооговора служил основанием для веры толпы в ведьм и их злобную суть.

Каждую казнь инквизиторы вменяли себе в качестве очередной победы над злым духом. Для «победы», судьи и палачи не гнушались подтасовками, обманом и уловками. К примеру, для определения того, ведьма ли подозреваемая или нет, использовалась игла, призванная искать на теле жертвы «Метку дьявола».

Считалось, что у каждой ведьмы есть такая метка, невидимая для постороннего глаза и у метки этой было следующее свойство: если ее проколоть, ведьма не почувствует боли, а кровь из раны не пойдет. Дознаватели обзаводились иглами с полыми рукоятями, в которые при необходимости могла спрятаться игла. Таким образом, используя обманку, они прилюдно «доказывали» толпе, что поймали настоящую ведьму. Ну а выудить из нее признание было лишь делом техники, учитывая физические и психологические приемы инквизиции.


Комментарии: 2 комментария

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста