Что предвидел Валентин Мошков. Имя генерала Валентина Александровича Мошкова, действительного члена Русского географического общества и координатора Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете, не вошло в энциклопедические словари… Многие его труды были известны лишь узкому кругу краеведов и этнографов. Таковы «Материалы по изучению гагаузского наречия тюркского языка», «Скифы и их соплеменники фракийцы», «Материалы для характеристики музыкального творчества инородцев Волго-Камского края», «Пермяцко-карельские параллели» и ряд других.

 

Особое место в творческом наследии генерала занимает изданное в 1907-1910 годах в Варшаве фундаментальное исследование «Новая теория происхождения человека и его вырождения, составленная поданным зоологии, геологии, археологии, антропологии, этнографии, истории и статистики». Генерал в ней во многом сумел предвидеть судьбу нашего Отечества.

Валентин Александрович проследил, что все великие и малые государства и народы совершают «непрерывный цикл оборотов», которые он назвал «историческими циклами». Каждый цикл у всех народов без исключения длится ровно 400 лет. Через каждые 400 лет своей истории народ возвращается к тому же, с чего начал, считал Мошков.

В свою очередь, четыре века такого цикла он называет, соответственно, золотым, серебряным, медным и железным. А сам цикл делит на две половины по двести лег первую – восходящую, в которой преобладает «прогонизм», то есть стремление к «высшему типу», и вторую – нисходящую, или «атавистическую».

В первую половину 400-летнего цикла «государство растёт и крепнет и в конце 200 года достигает максимума своего благополучия, а потому этот год можно называть «вершиной подъёма», а во второй половине оно клонится к упадку, пока не достигнет в конце цикла его пика. Затем начинается первая восходящая половина нового четырёхвекового цикла».

Но и это ещё не всё, поскольку каждый век делится на два полувека по 50 лет, отличающиеся своим характером. Первую половину знаменует упадок, вторую половину – подъём, за исключением железного века, представляющего «сплошной упадок».

Таким образом, по схеме Мошкова, в каждом историческом цикле из 400 лет подъёмы и спады непрерывно чередуются и продолжаются не больше 50 лет.

За начало первого в истории России такого цикла генерал взял 812 год, когда вожди полян, ильменских славян, радимичей, кривичей и ряда других племён заключили союз, объединив свои земли в первое древнеславянское государство – Киевскую Русь. Получается, что крещение Руси пришлось на вторую, прогрессивную, половину серебряного века.

Батый вторгся в нашу страну в первую, упадочную, половину золотого века второго 400-летнего цикла. На поле Куликово русские полки вышли биться во вторую половину серебряного века. Династия Романовых воцарилась в самом начале золотого века третьего цикла, после завершившего второй железный век смутного времени. А нашествие Наполеона произошло в год «вершины подъема» третьего, ещё не завершившегося цикла. Действительно, русские армия и народ в тот год явили великий подъём духовных сил, и в скором времени войска Александра Благословенного стояли под Парижем.

Исторические циклы Мошкова можно попробовать применить и к другим странам. Например, к США. Там за начальную точку отсчёта разумнее всего взять 1776 год – время провозглашения «Декларации независимости». Политический вес Америки на международной арене после этого непрерывно увеличивался. Вторая мировая война, принёсшая американскому капиталу невиданные дивиденды, в этом случае приходится на восходящую половину серебряного века. В 70-х годах прошлого столетия экономика США достигает запредельных вершин, ведь страна находится на самом гребне подъёма. Но уже сейчас многие политологи ждут «заката Америки».

Теория Мошкова интересна и тем, что позволяет делать прогнозы. В 1910 году о перспективах развития событий в России генерал писал: «Через два года, то есть в 1912 году, мы вступаем в железный век. Для ближайшего к нам времени можно с большой вероятностью предсказать: постоянное вздорожание всех предметов первой необходимости и в особенности съестных припасов, которое будет усиливаться с каждым годом. В результате его последует расстройство всей финансовой системы и задолженность всех слоёв общества, а особенно городских жителей и интеллигенции.

Промышленные и торговые учреждения будут банкротиться одно за другим и прекращать свою деятельность или переходить в руки иностранцев. В результате таких явлений начнутся голодовки, особенно среди беднейших слоёв городского населения. Несмотря на помощь со стороны правительства и благотворительность, множество народа будет умирать с голода и от тех эпидемий, которые обычно сопровождают голод. Голодная чернь, доведённая до отчаяния не правительством и не кем-либо из людей, а роковым процессом вырождения, будет искать мнимых виновников своего несчастия и найдёт их в правительственных органах, в состоятельных классах населения и в евреях в западном крае. Начнутся бунты, избиения состоятельных и власть имущих людей и еврейские погромы. Провинции, населённые инородцами, воспользуются этим замешательством и будут поднимать то здесь, то там знамя восстаний, но все эти попытки нарушить целостность государства успеха иметь не будут».

Стоит ли говорить, что очень скоро все прогнозы Мошкова стали реальностью. Имели место и голодные бунты, и классовые волнения, и еврейские погромы, и мятежи окраин. Дело дойдёт даже до революций и Гражданской войны. Говорил в своих прогнозах Валентин Александрович и про угрозу извне. И уже в первой половине XX века на Россию обрушатся две мировые войны.

Заглядывая во вторую половину столетия, генерал пишет: «В порядке постепенности беззаветная любовь к правительству сменяется любовью или привязанностью к личности правителя. Эта последняя уступает свою очередь полному равнодушию. Далее уже следует ненависть сначала к личному состав правительства, а потом к правительству вообще, соединённая с непреодолимым желанием его уничтожить… Ненависть в этом случае также дело инстинкта, а не разума, как любовь во время подъёма».

Мошков рисует картину деградации культуры и искусства: «Изучение наук сводится к бессмысленному зазубриванию мудрости прежних времён и к погоне за дипломами, дающими преимущество в борьбе за существование… В литературную область врываются в качестве чего-то нового декадентщина и порнография. Охота к чтению исчезает… У многих погоня за наслаждениями становится единственной целью жизни. Люди делаются падки до всякого рода игр, в особенности азартных, предаются пьянству, употреблению всевозможных наркотиков, кутежу и разврату. …Честность у людей исчезает, ложь и обман становятся добродетелями. Имущество ближних возбуждает кроме зависти желание отнять. Пускаются в ход вымогательство, шантаж, мошенничество, воровство и, наконец, просто грабёж».

Самое, быть может, интересное, кроется в том, что генерал Мошков предвидел всё это не с помощью гадания на картах Таро, не путём созерцания видений из будущего в тазике с водой и даже не за счёт получения откровения от высших сил. Свои пророчества он сделал на основе детального анализа объективно существующей исторической реальности, пишет www.segodnia.ru.


Комментарии: 2 комментария

  • Видимо, никто не обратил внимания на актуальность идей В. Мошкова о причинах сегодняшних бед, например реформы Академии: тотальный умственный упадок. По моим оценкам (Российский менталитет … 2012, с.300) после сталинской эпохи интеллектный уровень элиты снизился от 4-мерного до 2-мерного. Это уровень 1600 года-средневековья. Фундаментальной науке сегодня нужен 6-мерный менталитет. Нужно втрое повысить ум академиков. По Мошкову и мне это невозможно.

    • Умные люди в стране есть, но вот эти академики, присосавшиеся к бюджету и их комиссия по лженауке не дает ходу новым изобретениям. Вон же по ТВ показывали : установка, делающая бензин за 4 копейки из мусора; передача электроэнергии по одному тонкому проводу — никого не интересует уже несколько лет, ни академию, ни правительство.

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста