| Источник

В наших краях живут тайны. Наверное, места такие. Забайкальские. Говорят, что Байкалу 25 миллионов лет. Но кто их считал? Это тоже тайна. Самая большая. А вокруг нее живут маленькие тайны…

Баргузинская тайга

То вдруг над небольшим, забытым Богом селом Шаманка появится нечто и, накуролесив, исчезнет. А тамошние жители, никогда не слыхавшие такого слова, как НЛО, расскажут, как над домами на высоте около двухсот метров повисла тарелка. Она шарила своими лучами по земле, освещая дома, деревья, бредущий домой с пастбищ скот и высыпавших на улицу людей.

Исчезла она так же, как и появилась, — внезапно. А вернувшиеся домой сельчане с горечью обнаруживали перегоревшие холодильники, телевизоры и, что самое досадное, сепараторы. Как теперь перерабатывать молоко?
То охотники, отдыхающие во время белковки в зимовье, слышат, как в полночь, скрипя по снегу полозьями, подъезжают сани. Из саней, кряхтя, вылезает мужик и начинает распрягать лошадь.

ОхотникОхотник Виктор Ларионов. Это к нему на зимовье приезжали невидимки

При этом он за что-то нещадно ругает животное. Так продолжается пять, десять минут, полчаса. Наконец один из охотников слезает с топчана и выходит на улицу, чтобы помочь незадачливому вознице и пригласить его попить неостывшего еще после ужина чайку. Но снаружи он, к своему изумлению, не находит никого, кроме ночной тишины и девственно белого, нетронутого ничем, выпавшего с вечера снега.

А то водители машин, спеша добраться домой в деревню Ханхино до наступления темноты, замечают, что над Баргузинским хребтом, напротив вечной хозяйки ночного неба — Луны, нахально расположился огромный красный шар. Повисев так некоторое время над головами северян, шар бесшумно растворился в вечернем небе. А северяне направились домой гадать, что это было и что теперь будет.

Тут вам жители села Сахули расскажут, как в предгольцовой зоне того же Баргузинского хребта на высоте около тысячи метров-в тайге зимой блуждают огни, как будто ищет выход из лесной чащи машина. Но какие машины там, где отродясь не бывало дорог, а угол наклона горной поверхности 60-70 градусов?

Много тут интересного, непонятного. Местные жители относятся к этому философски. Так, значит, надо. Поэтому нет-нет да и встретишь у дороги куст, украшенный привязанными к веткам разноцветными лоскутами, под которым густо рассыпаны потемневшие от времени монетки. Это дань або — хозяину этой местности. Именно ему приписывают все таинства, происходящие тут.

Все это люди, живущие здесь, видят издавна, но я хочу поведать историю, которая произошла в этих краях в прошлом году.

Рассказал ее мне мой давнишний товарищ, лучший охотник в здешних краях Валера Зулеян. Да-да. В этих диких, северных краях, где веками охотились буряты и эвенки, или, по-местному, орочоны, лучшим охотником стал армянин. Когда-то давным-давно он в шабашной бригаде приехал сюда что-то строить, влюбился в большеглазую северянку по имени Ольга и остался тут навсегда.

С тех пор, полюбив, кроме Ольги, еще и баргузинскую тайгу, он исходил ее всю вдоль и поперек, изучил повадки бегающей, плавающей и летающей живности и коварство здешней природы, перенял у местных охотников все их мастерство и сам стал большим охотником.

Человек серьезный, здравомыслящий и ведущий абсолютно трезвый образ жизни, Валера во время рассказа все время пытался определить — верю ли я ему, нет ли на моем лице хоть малейшей тени сомнения. Но я Валеру знал давно, а потому слушал завороженно, не перебивая и ловя каждое его слово.

Дело было так.

Летом прошлого года Валера Зулеян вместе с такими же, как он, охотниками-профессионалами решил порыбачить на озере Гулинга. Озеро это находится, если смотреть на север, за высоченным перевалом и безбрежными марями, в горах. Добраться до него можно либо по воздуху на вертолете, либо по бездорожью на вездеходе. Людей там по этой причине не бывает, но зато в Гулинге водится в несметном количестве рыба: хариус, окунь, линок, налим. Вокруг бродят северные олени, изюбри, сохатые. Одним словом — раздолье для рыбаков и охотников.

Охотник

Изрядно намаявшись в дороге, таежники добрались до берегов Гулинги уже под вечер.

Решив не тратить время даром, они, невзирая на усталость, занялись привычными делами. Кто-то разжег костер и готовил ужин, кто-то разбирал сети и накачивал резиновую лодку. А Валера решил сходить проверить солонцы. Посмотреть, кто из тамошних обитателей оставил свой след возле выгрызенной за многие годы в земле, богатой природной солью, ямы.

Ходу туда, по местным меркам, было немного — всего пара часов. Обнаружив множество набродов больших и малых обладателей рогов и копыт, охотник решил остаться тут до утра. Просидев на сооруженном на дереве невесть в какую пору лабазе всю ночь, продрогнув до костей и никого не добыв, Валера прытью помчался на табор, где, по его уразумению, уже вовсю кипел котелок с чаем и жарилась на рожне пойманная за ночь рыба. Однако, выбравшись из таежных дебрей на продуваемый ветром берег озера, он обнаружил, что долгожданного завтрака нет, а вся бригада сгрудилась на берегу и что-то взволнованно обсуждает.

Оказывается, когда, проснувшись утром, рыбаки поплыли проверять поставленную с вечера сеть, то ее на месте не оказалось. Поскольку воровать снасти в этих краях считается тяжким грехом, они были в полной растерянности. Перепутать место они не могли — люди все опытные и места знакомые, но факт оставался фактом: пустой двухлитровой бутылки из-под пива, которая была привязана к сети в качестве поплавка, на поверхности озера видно не было.

Охотник

Пока рыбаки в растерянности озирались вокруг, неожиданно вдалеке от того места, где они находились, вынырнула знакомая бутылка. Радости это не вызвало, потому что появились вопросы. Вопрос первый: как могла мокрая сеть с грузилами и камнем-якорем внушительных размеров переместиться так далеко? Вопрос второй: какая сила увлекла на глубину рыбацкую сеть с пустой бутылкой, которую в закупоренном состоянии погрузить в воду весьма непросто, да и выныривает она сразу же, как только ее отпустишь?

Поскольку ответов на эти вопросы не было, компания решила дождаться Валеру и уже всем вместе решить — что делать. Валера думал недолго. И моторка рыбаков уверенно взяла курс к дальнему берегу, где в бинокли была видна прыгающая на волнах бутылка. Подошли. Риск, конечно, дело благородное, но все-таки риск. Поэтому сеть решили не выбирать, а отбуксировать до табора.

Сказано — сделано. Привязали один из концов тетивы, на которую насажена сеть, к корме лодки и легли на обратный курс. Моторка шла тяжело, воя на повышенных оборотах. Понятное дело — там, поди, и рыба, и мусор, якорь опять же. Но вдруг метров так за сто пятьдесят до берега лодка как будто сбросила непосильную ношу. Вздрогнув, она пошла намного веселее. «Сеть оторвалась», — мелькнула мысль. Но та волочилась следом, как и прежде.

Подошли к берегу, выбрали сеть и ахнули. Чего там только не было. Ячейки были буквально утыканы рыбой. Крупные, как на подбор, чешуйчатые тела плотно сидели по площади сети. Но и мусора тоже хватало. Тут и коряги, и тина, и водоросли, и даже камни, не считая якоря. Сеть-то шла по дну. Но всеобщее изумление вызвало не это. Посреди сети образовался круг диаметром метра в полтора из полупереваренной рыбы. Да, это были те же окуни, линки, хариусы, но они не играли на солнце всеми цветами радуги, как их соседи вокруг. Они были полуразложившимися под воздействием чьего-то мощного желудка.

Рыбаки прикинули. Выходит, какой-то неведомый обитатель озера заприметил легкую добычу и заглотил или засосал в себя рыбу вместе с сетью. Потом так же вместе с сетью и ее содержимым уплыл в другое место переваривать добычу. Но каких размеров должно было быть это существо?

Потом, уже вернувшись домой, Валера Зулеян перелопатил весь Интернет и, поразмышляв, решил, что это был огромный сом. Где-то он прочитал, что они могут быть весом до 290 кг. Но, продолжая оставаться человеком здравомыслящим (ну не видел, он тогда никакого сома!), Валера назвал эту зверюгу по-своему — гулингазавр.

И вот еще какое дело. Когда рыбаки возвращались с озера Гулинга домой, один из них, молчавший всю дорогу, вдруг разразился историей о том, как в прошлом году на том же самом месте кто-то неведомый украл у него сети. Никому он об этом никогда не рассказывал. Да и понятно, один он был, подтвердить-то некому. Боялся — засмеют.

 

 

Николай РОГАЛЕВ, г. Улан-Удэ


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста