| Источник

На наши головы из незамутнённой небесной сини может обрушиться всё, что угодно. И австралийский метеоролог Дюк Дейбор, преуспевший в собирании коллекции артефактов всего того, что можно квалифицировать как чудеса природы, в своей книге «Ледяные оковы» беспомощно признаётся, что не в силах разумно объяснить происходящее.

Темные силы небес

К примеру, на лужайку особняка Дейбора в предместье Канберры августовским утром 1993 года упали новенькие калоши с клеймом ныне несуществующей, как выяснилось, закрытой после окончания Первой мировой войны британской фирмы «Gaffer & К». Причём эта обувка с высоким рифлёным верхом была впрессована в неполностью кристаллизовавшийся лёд, подозрительно долго не таящий на жарком солнце. Часть снежной кашицы, помещённая в морозильник, при лабораторном анализе выдала нетипичную молекулярную структуру, присущую только так называемой мёртвой воде.

Дюк Дейбор в послесловии к книге пишет, что практически всё строение льда, упавшего с небес, идентично. И если чистейшая родниковая вода при замерзании под электронным микроскопом являет изумительно красивые кристаллические решётки, то чистейшая вода, образующаяся при таянии льда небесного, в фокусе увеличительной аппаратуры – по строению уродлива.

Абстрагируясь от проделок, как считают некоторые уфологи, инопланетян, или, что не менее абсурдно, дьявола, обратимся к отечественным историческим фактам, почерпнутым из книги Дейбора.

ПАНОПТИКУМ РЕГЕНТА КУЛИКОВСКИХ

В 80-х годах XIX века обывателей Тулы изрядно потешало посещение подворья регента церковного хора Матвея Куликовских, на тесовую крышу дома которого сверху постоянно что-нибудь падало. 14 августа 1893 года, например, сбежавшийся народ, ропща и крестясь, рассматривал округлую, величиной с самый крупный астраханский арбуз, глыбу льда. Глыба, будучи молочного цвета, растаяв через два часа, обнажила пустую бутылку, одну из тех, в которые разливали ситро на местном заводике прохладительных напитков.

Умники предположили, что бутылку бросили из гондолы воздушного шара. На что Куликовских резонно возразил, что шары не летают настолько высоко, чтобы бутылка в полёте успела покрыться таким толстым ледяным панцирем.

Учитель естествознания Центрального реального училища Николай Пришутов, согласившись с выводами регента, провёл дознание, в ходе которого выяснилось, что в сумме на крышу дома Куликовских за неполные полтора года выпало ровно двадцать вмороженных в лёд предметов. Как-то: сапожное шило, пучок восковых церковных свечей, тряпичная кукла, медная патронная гильза, свиное ухо, початый коробок спичек, разлинованный листок бумаги, испещрённый каракулями, россыпь гирек аптекарских весов и многое другое.

Дальше последовало самое диковинное. Едва учитель Пришутов разложил в классной комнате для обозрения учащимися «паноптикум предметов, вытаявших изо льда подворья регента Куликовских», как «синхронно с засухой крыша реального училища подверглась ледяному обстрелу». Льдины всегда были величиной с кулак. Всегда били «шрапнелью», никогда не неся с собой ничего рукотворного. Лёд, пахнущий уксусной кислотой, выпадал трижды. С первым же ливнем всё необычное, кроме обильных градов лета 1893 года, прекратилось. О небесных казусах в Туле Дюк Дейбор узнал из журнала «Нива» и губернских тульских газет.

ПОРОХ КРАСНОГО ЛЬДА

22 июня 1941 года в российском городке Мончегорск, у дома бригадира рыболовецкой артели Афанасия Горца взорвалась красная ледяная бомба, упавшая с ясного неба, на котором не наблюдалось летательных аппаратов. Свидетелями не только этого, но и повторного взрыва стали рыбаки, – молодые крепкие парни, следующим днём отбывшие на фронты Великой Отечественной. Естественно, что на фоне всенародной беды на таинственные взрывы, поджёгшие навес над лодками и стог сена не обратили внимания.

Но в мае 1945-го, когда с войны вернулись лишь трое очевидцев «непонятных возгораний и сотрясений воздуха», рассказавшие родным и знакомым о «форменном чуде», благодаря разбежавшимся слухам, горожане надивились вволю. Да, и было чему удивляться. Иван Лагунов, например, говорил, что ледяной, отменно огранённый куб, едва не прибив его, раскрошившись, вывалил под ноги с полведра молоди чебака. Николай Жданкин, сидящий с невестой у кромки озера Имандра, не сомневался в том, что ледяной снаряд, внешне напоминающий большое красное веретено, не падал сверху, а вылетел из водной толщи, в клубах сизого дыма, сквозь который просматривались ослепительно-синие, в форме кольца искры.

Снаряд, упавший в пяти метрах от берега, Жданкин трогать побоялся. Дождался, когда растает. Водянистую коричневого цвета кашицу, собрав в жестянку, припрятал на чердаке бригадирского дома. Туда же поместил металлический прут, «начинку ледышки».

Только в 1947 году, когда артельные перекрывали крышу дома вдовы погибшего под Орлом Горца, Жданкин вспомнил о «тайнике». Мужчины из любопытства бросили стержень в костёр, на котором готовили ужин. Стержень мгновенно сгорел, ослепительно ярко, как дуговая электросварка. Содержимое жестянки, слегка подсушив, подожгли спичкой, фронтовой сапёр Иван Лагунов сразу определил, что так может гореть только бездымный порох.

СТУПКА ЦЕРКОВНОГО КОЛОКОЛА

Поистине непостижимый случай произошёл в Херсоне в 1806 году во дворе Спасского собора, о чём земельный писарь Тарас Глебко оставил любопытнейшую запись, из которой следовало, что утром 24 мая, когда грохотал гром и собирался сильный ливень, на крыльцо храма обрушилась ступка, «по всему видно, сработанная из малого церковного колокола, так как были видны литые молитвенные письмена». Сбежавшийся люд, увидев, что предмет покрыт коркою льда толщиною в указательный палец, призвал в помощники звонаря, дабы тот проверил, все ли малые колокола на месте.

Звонарь Иван Приходько, спустившись, в смятении и испуге поведал, что всё, что звенит на месте и к делу пригодно, а вот верёвки, идущие к колокольным языкам, изрядно обледенели. Это в жару-то? Пока лёд, не тая, держался ровно 15 часов, прихожане без содействия городских властей доискивались, кто и откуда мог сбросить изуродованный колокол. Отыскалась семья мещан Гороховых, признавших в колоколе, упавшем с небес, их ступку, купленную у какого-то бродяги за гроши.

ЗАГАДКА НА ВСЕ ВРЕМЕНА

Падения из выси полых ледяных сфер, монолитных кусков льда, льда с рукотворными начинками была названа британским метеорологом, доктором Ричардом Гриффитсом загадкой на все времена. Между тем, именно этот учёный, которому под ноги 2 апреля 1972 года во время прогулки «из пустоты» упала монолитная ледяшка, весящая два килограмма, успел в автомобильном холодильнике доставить её в лабораторию Манчестерского института науки и технологии. Всесторонний анализ показал структурную уникальность образца, его разрежённость пузырьками кислорода воздуха, что делало похожим на губку, только необычайно плотную. Кристаллическая решётка тоже разительно отличалась от кристаллической решётки обычного льда. Это категорически исключало отрыв образца от обледеневшего фюзеляжа самолёта.

Надо надеяться на то, что группе американских физиков из штата Висконсин, весьма поможет коллекция вмороженных в лёд артефактов, которые на протяжении десяти лет собирал у фьордов и хранил в промышленном морозильнике швед Христиан Альтман, уверенный в том, что небесные подарки – от инопланетян (все фото инопланетян). Учёные так не думают. Их задача иная: понять то, как массивные предметы воздушными потоками заносятся в плотные слои атмосферы, промерзают и в форме одиночных либо парных осадков выпадают на землю.

Земля, природа
admin

Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста