| Источник

В первые секунды после остановки сердца мозг проявляет высокую и весьма организованную активность, которая может свидетельствовать не об угасании сознания, а, наоборот, о его усилении, пусть и кратковременном.

Смерть делает мозг сверхсознательным

Примерно 20% людей, переживших остановку сердца, рассказывают потом о специфическом околосмертном опыте (near-death experience): душа как бы выходит из тела, человек смотрит на себя со стороны, видит окружающих в таких ракурсах, в которых не мог бы их видеть, будь он в теле, появляется чувство другого измерения, близости чего-то большого и светлого… Причём эти видения и переживания оказываются реальнее реальности: околосмертные впечатления запоминаются не как плод воображения, а как реальность, и даже ещё точнее, чем реальность.

Учёные, может, с удовольствием бы отмахнулись от подобной мистики, но, на беду, эти переживания воспроизводятся у самых разных людей, и по содержанию они мало отличаются друг от друга. То есть можно сказать, что до какой-то степени мы имеем тут дело с объективным природным явлением, которое должно быть доступно научному исследованию. Однако стоило учёным влезть в эту тему, как на них обрушился вал ещё более фундаментальных вопросов. С одной стороны, издавна считается, что сознание прячется в мозге — и все переживания, в том числе околосмертные, следует приписать какой-то мозговой активности. С другой стороны, все мы знаем (спасибо сериалам из жизни медиков), что время смерти определяется по остановке сердца. И в этом есть свой биологический смысл: без притока крови, то бишь без притока кислорода и глюкозы, мозг просто не будет работать. Однако оказалось, что вышеупомянутые видения являются человеку как раз после остановки сердца.

В результате перед исследователями встал такой вопрос: правильно ли мы вообще представляем себе смерть (в биологическом, разумеется, смысле)? Появились гипотезы, что остановка сердца — недостаточный критерий для констатации смерти, что либо мозг как-то ухитряется жить без сердца, либо нам нужно пересматривать наши взгляды на связь мозга и сознания. А это уже уводит нас в туманную и опасную для науки область, лежащую между высокой философией и весьма «жёлтой» мистикой.

Впрочем, возможно, загадку околосмертных видений можно разгадать и без мистических теорий. Впечатляющих успехов в этом добились исследователи из Мичиганского университета (США). Нейробиолог Джимо Бориджин и её коллеги изучали гормональные изменения в мозге крыс во время инсульта. Некоторые животные не переживали эксперимента, и тогда исследователи фиксировали у них резкий подъём мозговой активности, наступающий в момент смерти. Об этой аномальной активности мозга, которая длится несколько секунд после остановки сердца, известно давно, однако считалось, что ничего значимого в мозге не происходит, что это просто бессмысленный хаос.

Но на сей раз учёным удалось показать, что активность эта вовсе не такая уж хаотическая. Нескольким крысам в мозг ввели электроды, после чего животным под общей анестезией делали инъекцию хлорида калия в сердце, чтобы вызвать его остановку. В течение полуминуты исследователи записывали активность мозга крыс, переживающих «посмертный опыт», и обнаружили, что сия активность чётко организована и имеет общие, повторяющиеся черты у разных животных. В целом, как пишут авторы работы в PNAS, активность мозга падала, зато возрастала интенсивность низкочастотного гамма-ритма (от 25 до 55 Гц). Считается, что у человека этот ритм связан с работой сознания, особенно он выражен при медитациях и в быстрой фазе сна.

У крыс эти околосмертные гамма-волны были синхронизированы между разными отделами мозга, причём эта синхронизация выражалась даже чётче, чем при обычной, «прижизненной» активности мозга. Так, гамма-ритмы задних и боковых отделов мозга были как бы постоянным «эхом» гамма-ритмов передних отделов. Такая синхронизация активности опять же считается признаком работы сознания, когда мозг воспринимает и осмысляет какую-то информацию, — и эта фаза у «посмертных» крыс в 8 раз превышала ту, что у них наблюдали в норме.

В общем, выглядит это так, как будто крысы после смерти на короткое время обретали сверхсознание.

И тут, конечно, открывается простор для фантазии. Не считать ли, например, такую сверхактивность признаком того, что мозг и впрямь соприкасается с неким «сверхсознанием»? И вообще, получается, что у крыс, которые, вообще говоря, считаются не самыми развитыми млекопитающими, есть сознание?

Многие исследователи, признавая важность результатов, призывают видеть в них только то, что в них есть, а не то, чего нам хотелось бы. Вот что мы точно видим: мозг в экстремальном околосмертном состоянии демонстрирует необычайную организованность, далёкую от предполагаемого «хаоса умирания». Но мы не знаем, существует ли однозначная связь между гамма-ритмом и сознанием. Вполне возможно, гамма-ритм есть лишь один из его признаков, а попутно этот же ритм может служить признаком ещё тысячи вещей в мозге.

Да и если попробовать точно определить, что такое сознание, то сразу можно понять, сколь необоснованно сводить его к одной-единственной разновидности электрической мозговой волны. Животной модели околосмертного состояния у нас, увы, нет, и что видят крысы в момент умирания, переживают ли они выход из тела, мы не знаем. А без этого всякие спекуляции на тему вспышек сознания у крыс остаются, мягко говоря, безосновательными.

Но если о фундаментальной и философской интерпретации результатов можно спорить, то практическое их применение кажется очевидным. Если такой же всплеск активности наблюдается и у человека, то, наверное, эту активность можно искусственно поддержать, продлить, а то и усилить, и тем самым повысить шансы на то, что мозг выйдет из околосмертного состояния без большого ущерба для себя.


Комментарии: (1)

  • Деятельность мозга (с применением медицинских препаратов)Современные технологии размыли переход между жизнью и смертью: мозг может быть мертвым, однако сердце будет продолжать качать кровь. Или при остановке сердца, доктора объявят о смерти пациента лишь после смерти мозга. Этот момент после остановки сердца мозг использует для поиска кислорода и питательных веществ, необходимых для дальнейшего функционирования. Такое состояние можно продлить с помощью медицинских препаратов даже на несколько дней. Иногда это спасает жизнь пациенту, но чаще – нет.

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста