| Источник

В книге «История спиритизма» Артур Конан Дойл (между прочим, доктор права, медицины и президент британского колледжа психиатрии) свидетельствовал о получении такого слепка медиумом Уильямом Дентоном. Упоминаются опыты и других медиумов, делавших слепки и гипсовые отливки по ним.

Слепок с руки приведения

Уильям Окели из Манчестера получил слепок рук с запястьями столь узкими, что «очевидно было: оставить восковые кандалы можно было лишь при дематериализации». Сеанс этот — проводился для учёных, и на нём присутствовали такие заслуженные научные величины , как Максвелл, Ломброзо, Фламмарион. На нём же доктор Крукс (за научные труды заслуживший золотую медаль) сделал сорок три фотографии.

Подобные опыты описаны и в других книгах. К примеру, Рейна Оуэла «Жизнь по ту сторону занавеса», К. Кроу «Скрытая сторона природы».

Отливки получал и Эпес Сарджент, который всё же высказал обозревателю еженедельника «Стар» такое сомнение: «…Меня обременяет проблема… Получившееся вопреки рассудку -представляет ли основу глубоких научных исследований?»

Обозреватель, будучи крайним материалистом, конечно, не обременял рассудок подобной проблемой. «Если бы материализовавшаяся рука сняла бы с вешалки шляпу, чтобы мне далеко не ходить за ней!.. Если бы, — писал он саркастически, — вращение стола могло бы вертеть кофемолку, а не только пощёлкивать!.. Если бы медиум вместо того чтобы будто пожимать руку кому-то невидимому — «позвольте узнать, сэр, как поживаете?» — узнал бы, как изменится курс фунта на бирже… Вот тогда, господа медиумы, это было бы не то что щёлкать без всякого толка коленными суставами под столом».

Учёный Густав Гелей (с помощью медиума Клуски) провёл серию экспериментов по созданию слепков с материализовавшихся рук, и сеансы были очень хорошо подготовлены. Доктор вспоминал в своей монографии, что были сделаны даже специальные стулья-весы, и они показали, что каждый из присутствующих «какой-то своей частицей» принял участие в материализующихся формах «живой материи». Монография называлась «Как это делалось?». И делалось это так.

Слепок с руки приведения

«Ванночка с расплавленным воском. Мы добавили в неё холестерин, чтобы исключить подтасовки… Мы боялись пропустить момент, когда появляющаяся рука погрузится… Лёгкий всплеск в полумраке — рука погрузилась в расплавленный воск. «Вынырнула», покрытая воском… Исчезла, оставив «перчатку», сохраняющую формы ещё не изученной живой материи. Тонкие «восковые перчатки» были на этот раз меньше нормальной руки».

Доктор Гелей показывал эти слепки и сделанные гипсовые отливки — и скульпторам, и формовщикам, и заливщикам. Он разослал сто двадцать три фотографии. И никто не указал способа, каким могут изготовиться такие же слепки, получавшиеся на сеансах.

Эту новую форму материи брался изучать французский доктор Рише, известный своим неординарным складом ума, он и назвал её «эктоплазма». Но ни он, ни Гелей не продвинулись далее того резюме — что это децентрализованная энергия, образование, способное, видоизменяясь при усилии, принимать разные формы, а формирующее их усилие — «неизвестная духовная сила».

В 1922 году им удалось (с медиумом Клуски) изготовить «парафиновые перчатки» — столь уже узенькие в запястьях, что только детская рука могла бы надеть их, и тогда же результаты их опытов демонстрировались в Лондоне, музее на Виктория-стрит, Эббихаус, а также в колледже по Холланд-парку. Опыты повторяли.

Профессор Боттадзи: «…Само собой образовалось нечто туманное, затем подобие молочно-белого пара и — телесность: возникла ладонь естественного телесного цвета! Я обвёл тростью вокруг. Сама обладая подвижностью, «овеществлённая субстанция» эта входила в контакт с обычными формами окружавшей её материи, воздействуя на неё, была такой плотности, что получались слепки, и я, пожимая ладонь, — ощутил её пальцы».

Из книги «Секреты природы» А. Дентона: «Материализм подразумевает, что мысль и духовная сила — производные от материи. Но возникает гипотеза, не есть ли материя результат работы духовной силы, мысли. Конечно, с этой гипотезой о бесплотности разума мы пока словно бы заглядываем в конец ещё не прочитанной книги. Однако ещё русский учёный Менделеев говорил, — что без гипотезы не подметишь и факта».

Двадцать семь французских академиков, поначалу настроенные весьма скептически, после сеанса заверили, что отвергают всякую фальсификацию: «восковые перчатки» не только нельзя подделать, изготовить заранее, но их нельзя было бы изготовить и без очевидности подделки. К тому же, если в углу помещения раскладывали на подносе мягкую глину, то и на ней иногда сами собой оказывались оттиски, и это было не менее удивительно.

Сэр Артур Конан Дойл соглашался, что исчерпал доказательства для тех, кто скептически относился к получению слепка с руки, — которую с удивлением пожимал он, верный поданный Её Величества Науки. Но ведь ещё Фа-радей утверждал: «Нет ничего более удивительного, чем истина».

Известнейшая гравюра Тиссо «Apparition Medianimique» («Медиумическое привидение») запечатлела сеанс материализации. И это не галлюцинация и не расстройство разума, и на гравюре приоткрывается та старая истина, что за пределом всех представлений нашего разума были проявления как бы разумной сущности, которые научно объяснить было невозможно, и с тех пор их не только не объяснили, но и не осознали, должно быть, всего объёма таких проявлений.

Разум человека — никак не Вселенский. Однако Бердяев как-то сказал: «…Книга, может быть, не претендует на научность, но она претендует на истинность».


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста