| Источник

Шамбала в Китае

Мы уже почти готовы отвергнуть предположение о реальном географическом существовании Шамбалы, согласившись с тем, что это прежде всего «чертог мудрости внутри нас», некий особый тип восприятия мистического знания, для простоты восприятия вынесенный за пределы нашего сознания и «размещенный» где-то в затерянных горах.

Человеку всегда трудно поверить в то, что самые великие тайны, самые грандиозные откровения и удивительные эзотерические знания находятся внутри нас в каком-то нереализованном, «свернутом» виде. Но вот — какой-то толчок, внезапный стимул, и мы уже поражены потрясающими наше сознание озарениями и не способны уверовать в то, что высшие Знания всегда живут внутри человека. Поэтому намного проще и удобнее для нашей психики экстериоризировать центр этой мудрости, т.е. вынести его за пределы собственной личности, создав «страну мудрецов». Такое предположение о механизме возникновения легенды о Шамбале представляется вполне возможным.

Но еще в самом начале нашего рассказа мы предупреждали, что парадоксы культуры порой заставляют сомневаться в самых блестящих гипотезах. Поэтому признаемся, что существуют веские доказательства того, что Шамбала все же реально существует или по крайней мере существовала именно в том виде, как гласят легенды — тантрического государства. На этот раз «претендентом на Шамбалу» является китайская гора Куньлунь.

Гора Куньлунь, расположенная на северо-западе страны, во многом удивительным образом напоминает нам Шамбалу. Обратим внимание на то, как описывает эту местность один из древнейших трактатов-схем «Шань хай цзин» («Канон гор и морей»): «В пределах морей, на северо-востоке, находится гора Куньлунь. Это земная столица предков. Гора Куньлунь занимает в окружности восемьсот ли (около 450 км), в высоту она вздымается на десять тысяч женей (около 40 км)… Здесь живет множество богов. По восьми краям высятся отвесные скалы, их окружает река Красная. Не обладающие таким совершенством, как Охотник (умелый герой китайских мифов. — А.М.), не могут подняться на отвесную скалу». Сразу бросается в глаза, что и Шамбала и Куньлунь окружены горами с восемью сторон (по другим версиям — восьмью горами) , которые опоясывает река.

Горе Куньлунь китайская традиция приписывает множество удивительных явлений. Прежде всего здесь обитает основатель всей китайской нации, один из легендарных первоправителей Хуанди — «Желтый император». Именно от него пошел весь китайский род, именно он научил людей многим премудростям, а последователи одного из величайших течений мистической мысли даосизма считают его одним из первооснователей своей школы.

Живет на этой горе некое животное Каймин — «Происпускающее свет», которое охраняет девять колодцев, огороженных нефритом, и девять ворот. Оно похоже на огромного тигра с девятью головами, у каждого из которых человеческое лицо. Каймин стоит на вершине Куньлуни, обернувшись к востоку. Попутно упомянем, что на территории Шамбалы тоже, как гласят легенды, было девять глубочайших колодцев, ведущих к центру земли, а охранял их грозный буддийский дух с пучком молний в руке.

Самое важное для нашего изложения то, чем был славен Куньлунь, — здесь жили те, кто достиг бессмертия. Их благая энергия, как считалось, благотворно воздействовала на всю Поднебесную, и хотя народ и не знал о них, тем не менее они тысячелетиями выполняли свою роль, принося мир и покой.

Для достижения бессмертия прежде всего необходимо было выплавить пилюлю бессмертия из нескольких сотен точно подобранных ингредиентов, состав которых держался в секрете. Все составляющие части годами сплавлялись в специальном тигеле в уединенном месте, обычно в горах. При этом следовало практиковать долгие сеансы медитации, заниматься особыми гимнастическими и дыхательными упражнениями, дабы полностью очиститься и умиротворить свое сознание, прийти к состоянию полного «самозабытия», радостной отрешенности и «недеяния», когда человек становится способен следовать абсолютному закону и пути всех явлений Дао. Поскольку Дао не исчезает и не появляется, как бы извечно отсутствует и не противоречит вещам, то оно вечно, равно как и бессмертен тот человек, который постиг способ следования Дао.

Главным местом обители мудрецовбессмертных считалась все та же гора Куньлунь, причем бессмертные были расселены на ее склонах соответственно своему статусу, который определялся магическими способностями и мудростью бессмертных. Так постепенно на склонах Куньлуни якобы образовалась страна мудрецов и бессмертных небожителей. Отсюда они могли свободно переходить на Небо, а по горе, как по лестнице, спускаться вниз, в мир людей.

Куньлунь считалась, так же как и Шамбала, центром земли и служила своеобразным каналом перехода между небом и землей, не случайно она именовалась «земной столицей небесного Предка».

Интересно, что, чтобы взойти на гору Куньлунь, требуется выполнить практически те же условия, что и для вступления в Шамбалу — пройти полное физическое и духовное очищение, освободить разум от всяких мыслей о себе и лишь желать через собственное совершенство принести добро людям. Причем с каждым этапом восхождения на Куньлунь человек обретает все более чудесные свойства и в конце концов превращается в бессмертное божество. Отсюда нет возврата — человек либо становится небожителем, либо погибает. Также не было возврата и тем, кто пускался на поиски Шамбалы. Здесь жил Великий бог Тайди, мудрейший из богов и людей, происпускавший свою благую мощь, животворную энергию «дэ» на землю и тем самым регулирующий миропорядок в Поднебесной.

Существует ли в реальности гора Куньлунь? Как ни странно, в современном Китае мы без труда обнаружим эту гору, точнее целый горный массив под этим названием. Тянется этот массив на территории Китая вдоль Тибетского нагорья, располагаясь частью в Тибетском автономном районе, частью — в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, т.е. в китайском Тибете. Естественно, что нашлось немало энтузиастов, решивших разыскать в этих местах эликсиры и плоды бессмертия, следы удивительных мудрецов, многочисленные реки, которые вытекают из горы, но увы… При более тщательной проверке оказалось, что в преданиях речь идет о другой горе под тем же названием, месторасположение которой остается до сих пор загадкой. Китайские ученые высказали мнение, что эта удивительная вершина могла находиться к востоку от современного массива Куньлунь или в горной провинции Ганьсу, что расположена северо-восточнее Тибета, известной своими находками стоянок первобытных людей.

Но вспомним, разве не здесь по традиционным шамбалистским легендам и расположен край мудрецов? Река Тарим, близ которой лежит Шамбала, протекает на территории Китая совсем недалеко от хребта Куньлунь по территории Синьцзян-Уйгурского автономного района. Ее притоки Яркенд и Хотан в верхнем течении несут свои воды уже в самом Куньлуне! Кажется, мы действительно нащупали возможное место, где лежит таинственная страна.

Не может ли быть, что действительно Шамбала и китайская Куньлунь — суть одно и то же? Не слишком ли много случайных совпадений? Еще об одном из них и, пожалуй, самом удивительном мы скажем позже. Нам могут возразить, что Индия, Тибет, где были особенно широко распространены легенды о Шамбале, оказывали огромное влияние на Китай. Может быть, оттуда пришли и легенды об удивительной стране мудрецов, существование которой было приписано «своей» горе Куньлунь? Такое нередко случалось в истории, однако в данном случае этот аргумент не действует — большинство подобных легенд пришли в Китай вместе с распространением буддизма, т.е. едва ли в I-II веках, а легенды о Куньлунь, описание способов достижения бессмертия датируются на полтысячелетия раньше.

Но существует и другое возражение — несмотря на точные описания и даже составление путеводителей, ни Шамбала, ни Куньлунь как место обители бессмертных мудрецов не обнаружены. Не найдены даже следы той удивительно высокой духовной цивилизации, которая существовала в этих местах. Увы, против этого возражения трудно подобрать аргументы.

Мост в небо

Действительно, трудно поверить в то, что таинственная Шамбала и реально существующий горный массив Куньлунь — одно и то же место. Хотя невозможно отрицать и другое — они очень похожи даже в географическом описании. Что же стоит за этой удивительной похожестью?

Прежде всего бросается в глаза, что все эти «обетованные земли», с одной стороны, затеряны, труднодоступны, а с другой стороны, существует возможность очутиться в них в одно мгновение, выполнив какие-то условия, например, очистившись, приняв заговоренную (т.е. тоже «очищенную» воду) или произнеся заклинания из какого-нибудь «тайного писания», которое служит своеобразным паролем. Есть еще одна характерная особенность, которую на первый взгляд можно связать с принципом труднодоступности волшебной страны, — все они расположены в горах.

Но в самой этой «горности» Шамбалы и ее «собратьев» заключен и более глубокий смысл, а труднодоступность — это уже вторичное. И Шамбала, и Куньлунь, и Шумера — это не просто страны, окруженные горами, они прежде всего сами по себе горные пики.

Издавна всякая возвышенность в мифологическом сознании сополагалась со своеобразными воротами в Небо. В науке это принято связывать с символикой «древа жизни», которое, коренясь в земле, а кроной уходя в небесные выси, связывает собой нижний и верхний слои мироздания. Символическое дерево, или гора, или даже священный посох, с одной стороны, отделяют небо от земли, с другой стороны, не позволяют прерваться магическому контакту между ними.

Не трудно заметить, что структура и Шамбалы и Куньлуни абсолютным образом повторяет символику «мировой горы», или «древа жизни». И та и другая якобы располагаются в центре земли или, наоборот, «у края земли», что, в сущности, одно и то же. Эти вершины — образ своеобразной границы между «этим» и «тем» миром, а значит, и живут на них пограничные существа. С одной стороны, обитатели Шамбалы, безусловно, люди, такие же, как мы с вами. Но с другой стороны, вся практика воспитания в системе Калачакры направлена на то, чтобы человек осознал себя божеством и реально воплотил свою божественность. Подчеркнем, не имитировал, не сыграл «под божество», но именно реально стал Богом, ничем не отличным от духов и других обитателей небесного и подземного миров. Подобно этому люди, восходившие на Куньлунь, также меняли свое качество, становясь бессмертными небожителями. Оказывается, что эти существа (их уже весьма трудно назвать людьми) оказывались переходным типом от «этого» к «тому», от профанного к недостижимо-божественному.

Вспомним саму структуру Шамбалы и Куньлунь — она ступенчата, как бы специально создана для восхождения, поэтапной инициации. Например, высочайшее место Шамбалы — столица Калапа, высочайшее место в столице схема мандалы, высочайшее место мандалы — священный центр, «мозг мандалы». Достигая этой точки, человек в момент инициации оказывается в центре Вселенной, и на него фокусируются все энергии Космоса.

Широко известен факт, что монастыри, кумирни, церкви, другие ритуальные постройки обычно сооружались на горах или в крайнем случае на возвышенности. Но при этом сами они не являлись чем-то чужеродным на этой горе, скорее были ее естественным продолжением. Достаточно взглянуть на удивительные постройкиступы, выполненные из белого известняка в Тибете, недалеко от столицы Лхасы. Эти сооружения как бы вырастают из горы и, кажется, питаясь соками земли, рвутся в небо.

Здесь Космос открывается человеку (естественно, если он знает соответствующие ритуалы и прошел специальное посвящение). Вряд ли кто, однажды увидев, забудет небольшой монастырь, скорее простую кумирню, построенную на одном из живописнейших пиков в священном горном массиве Хуашань — «Цветущие горы» в Китае, в провинции Шаньси. Дело в том, что одна из гор в этом месте имеет углубление, что нарушает ее округлую форму. Древние архитекторы разместили мойастырь в этой расселине таким образом, что он как бы «достраивает» гору до ее округлое гармоничной формы. Хитрость заключается в том, что посреди всего великолепия природы — сосен на склонах гор, могучих, искрящихся потоков вод, горной гряды, уходящей в дымку монастырь можно даже не заметить, и это считается высшим мастерством эзотерики в архитектуре — созданное человеческими руками становится безболезненным продолжением природно-космического начала.

Кстати, этот монастырь служил обычно шахматным павильоном. Да, да, именно здесь встречались за игровой доской лучшие мастера древнейшей игры, пришедшей в Китай вместе с буддизмом из Индии. Оказывается, что именно так поставленный павильон обеспечивает приток космической энергии, а шахматы из игры, пускай весьма искусной, превращаются в особый тип медитации и приобщения к глубинно-духовным потокам Вселенной.

Одно из предполагаемых мест, где могла лежать Шамбала, — это Бутан, во всяком случае, именно на этой версии настаивают местные последователи буддизма. Здесь в Джу Гомпе на одной из высочайших гор стоит кумирня, посвященная буддийскому божеству тантры Мани, который должен явиться в мир ради спасения людей. Внутри кумирни, окруженной вечными снегами, с трудом разместятся два человека, но в ней всегда живет монах-отшельник, следящий за тем, чтобы на крыше кумирни всегда развевался флаг, обычно белого цвета. Это знак духам и богам и прежде всего — последователям учения Калачакры о том, что жители Шамбалы денно и нощно совершенствуют себя, проповедуя добро миру. И опять здесь огромную роль играет сама священная вершина и «вырастающая» из нее одинокая, но удивительно «к месту» стоящая кумирня. Для монахов-тантристов это прежде всего путь в Небо.

Таким образом, многие легенды о священных высочайших вершинах и горных обителях бессмертных мудрецов оказываются непосредственно связаны с архаическими мифами о земной и небесной энергетике, которая как бы подпитывает человека и дарует ему связь с силами Космоса. И с этой символикой земной и небесной энергетики нам придется столкнуться вновь в разговоре о загадочной связи шамбалистской мандалы и китайского сооружения, называемого «Пресветлый престол».

Загадки «пресветлого престола»

Оказывается, не только своим месторасположением похожи Шамбала и китайские священные вершины. Существует загадка, которая смущает ученые умы до сих пор.

Если представить схему мандалы, которая, как нам уже известно, впервые была построена как символический зал инициации в центре столицы Шамбалы, то она напомнит нам схему императорского дворца в Китае, предназначенного для приемов и обычно называемого «минтан» — «Пресветлый престол». Здесь император особым образом рассаживал своих гостей, дабы каждый был «на своем месте», что символизировало, таким образом, мировую гармонию. По сути, это было отзвуком космического, священного начала в земной и обыденной (хотя и весьма пышнодворцовой) жизни.

Одно из таких сооружений было раскопано в 1956-1957 годах в западном пригороде древней столицы Китая Сиани (в древности — г.Чаньань). Представляло оно собой круглый двор с четырьмя воротами, в центре которого находилась стена четырехугольной формы также с четырьмя воротами. В центре всего сооружения стояла центральная постройка — собственно помещение для приемов. Предположительно минтан относился ко времени правления династии Хань ко II веку до н.э., хотя, вероятно, схема такого строения зародилась значительно раньше.

Сооружение минтана сочетало, так же как и мандала, две геометрические фигуры — круг и квадрат, причем, следуя китайским традиционным представлениям, круг символизировал собой Небо, квадрат — Землю, а их сочетание внутри одного сооружения — некое реликтовое единство Неба и Земли, когда они еще не разделились и лежали одно на другом. По разным легендам, Небо и Земля были разделены либо великаном Паньгу, либо легендарным первоправителем мира Фуси, а чтобы они оолыне не соединялись и в то же время далеко не отходили друг от друга, между Небом и Землей были сооружены специальные «каналы», или мосты. Отечественный ученый В.В.Евсюков точно отметил, что такими мостами могли быть канаты, гибкие плети, а также прообразы «мирового древа» — высокие деревья, священные горные пики. По этим мостам боги, как правило, в дни ритуальных праздников спускались в мир людей, а одним из таких мостов была уже известная нам вершина Куньлунь. Китайский «Пресветлый престол» также продолжал традицию «связи-разделения» Неба и Земли и являлся своеобразным аккумулятором небесной благой мощи на Земле.

К своему удивлению, мы обнаружим немало черт, связывающих шамбалистскую мандалу со схемой минтана. Эту необычную особенность отметила историккитаевед Е.А.Блинова. Как описывает «История династии Хань», в середине минтана «находился зал, покрытый соломенной крышей, а по четырем сторонам его не было стен. Был он опоясан рекой… В центре его находился павилион». Сколь точно воспроизводит это уже знакомую схему Калачакры! Достаточно вспомнить, что в центре сооружения мандалы находился «мозг мандалы» — четырехугольное возвышение без стен, но под крышей, а все сооружение, как гласят легенды Шамбалы, также было опоясано водой. Достаточно даже беглого взгляда на схему мандалы и «Пресветлого престола», чтобы понять, что столь удивительная схожесть не может быть лишь игрой случая.

По реконструкциям китайских ученых можно понять, что минтан не был плоскостным сооружением, но шел плавными уступами вверх, что также в точности воспроизводит мандалу, поднимающуюся от периметра к своей центральной части. Вспомним наше путешествие внутрь мандалы — то же сочетание круга и квадрата, почти точно совпадающее с «Пресветлым престолом» расположение внутренних помещений, ступенчатость постройки, четыре входа, ориентированность по сторонам света, даже наличие небольших кишальковов и дверей.

А вот еще один неожиданный факт, над которым следует задуматься. Уже цитировавшаяся нами «История династии Хань» называет эту схему не просто «Пресветлый престол», но «Куньлунь», т.е. тем же именем, что священная гора (и таинственная страна мудрецов и бессмертных!) в Китае. Вот таким удивительным и причудливым образом легенды о Шамбале с ее мандалой посредине, стране бессмертных на горе Куньлунь и космогоническая схема «Пресветлого престола» связались воедино.

Но, оказывается, схему, весьма похожую на мандалу, можно встретить далеко за пределами Азии. Цивилизация древних инков также использовала подобную космогоническую схему, где квадраты и концентрические круги особым образом вписаны в один общий круг. Более того, повторение этой схемы мы можем обнаружить не только на изображениях, но и в реальной жизни. Например, пролетая на вертолете вдоль тихоокеанского побережья Мексики, мы с удивлением можем заметить несколько рыбацких поселений, построенных именно по такому же плану, а значит, и по схеме мандалы в Шамбале. Эта удивительная космическая схема оказывается действующей и по сей день!

Один из английских исследователей геомантики Джон Мичел справедливо считал такое построение города символом высшей гармонии Космоса и связывал его с солнечным знаком. Кстати, тантристская мандала также долгое время считалась в науке исключительно солярным знаком, и мало кто верил, что мандала может быть еще и священной резиденцией божеств и местом инициации высших мудрецов, пока не были обнаружены постройки, в точности воспроизводящие мандалу.

Был ли единый «этном мудрецов»?

Странная и необъяснимая цепочка одинаковых космических схем: Шамбала Китай — Центральная Америка. Можно ли дать этому разумное объяснение?

Возникает сразу несколько предположений. Первое, самое простое и естественное — это заимствование. Действительно, в Китай из Тибета и Индии пришло немало магических изображений, гадательных знаков, ритуальных амулетов, несмотря на то что китайская культура сама сполна обладала всей этой символикой. Есть даже предположение, что знаменитая китайская схема «Великого предела», считающаяся едва ли не символом китайской цивилизации, сформировалась под воздействием индийских буддийских мандал где-то в VIII-IX веках. Эта схема в виде символического изображения двух рыбок иллюстрирует взаимодополнение двух противоположных начал — темного, женского, слабого инь и сильного, мужского, и жесткого ян. Кажется, сегодня без нее нельзя помыслить ни одну китайскую философскую школу, но, оказывается, оыли времена, когда схемы «Великого предела» еще не существовало.

Есть еще один существенный довод в пользу теории влияния тантристской мандалы на китайские космогонические схемы. Дело в том, что большинство буддийских миссионеров, направляясь из Индии в Китай, обычно шли через Туркестан и Центральную Азию, в то время как другой путь — напрямую через Гималаи, был практически непроходим. Но ведь именно в Туркестане, как гласит большинство версий, и располагается Шамбала! Значит ли это, что схема мандалы действительно была принесена из Шамбалы в Китай вместе с буддийскими миссионерами?

Увы, контраргументов здесь намного больше, чем доводов в пользу такого типа возникновения магической схемы. Вопервых, вероятнее всего в Китае эта схема стала использоваться активно лишь в эпоху Хань, т.е. во II веке до н.э. — II веке н.э. Во-вторых, даже если допустить заимствование схемы китайского «Пресветлого престола» из Индии, Туркестана и даже Гималаев (скорее всего, так и было) , то вряд ли это возможно для цивилизации древних инков. Не забудем, что в 3-2 тысячелетиях до н.э. инки стояли по уровню своих знаний значительно выше Китая и всех областей Туркестана.

Что-то не согласуется в этой удивительной гармонии схем, прообразом которых является якобы мандала Калачакры из Шамбалы.

Попробуем порассуждать, исходя из самого простого. Итак, всякая схема, изображение, воспроизведение во внешнем мире уже присутствуют в нашем сознании до своего «появления на свет». Мы выражаем лишь то, что заложено в нас, что опирается на какой-то внутренний опыт, переживание. Мысль эта граничит с трюизмом, но посмотрим, куда она нас приведет. Если в трех регионах земного шара независимо (?) друг от друга возникает единая схема мандалы, которой приписывается общий мироустроительный и космогонический смысл, значит, три народа, «изобретшие» эту схему, опирались на единый опыт внутреннего переживания. Они располагают единым (или общим) знанием о тайнах космогенеза и о месте человека в нем. Возможно, на каком-то этапе развития могли пересечься пути, скажем, китайцев и жителей Центральной Америки? А может быть, они действительно черпали свои знания из единого истока, например Шамбалы? Последнее предположение, конечно, заманчивее. Первое — реальнее отражает сам процесс распространения схожих между собой мистических знаний у разных народов мира.

Антропологи уже давно подметили схожесть антропологического типа древних китайцев и жителей Центральной Америки. В конце 20-х годов американский исследователь Д.Блэк провел кропотливые замеры десятков черепов в двух китайских провинциях Ганьсу и Хэнань. Измерения проводились по десяткам довольно сложных параметров — объем мозга, лицевой угол, угол носовых костей, длина основания лица и многое другое.

В результате всех этих, казалось бы весьма утомительных и требующих чрезвычайно много времени, исследований явственно проступил тот факт, о котором лишь визуально и «не по-научному» судили многие исследователи. На территории современной провинции Ганьсу жили в эпоху неолита люди с ярко выраженными «американоидными» чертами лица. Более того, в конце 40-х гг. российский ученый Г.Ф.Дебец заметил, что предки сибирских монголоидов «несомненно, должны были обладать «американоидными чертами».

Даже неспециалисту сразу бросится в глаза схожесть лиц на древних ритуальных масках Китая, выполненных ооычио из бронзы, и Центральной Америки — повышенное переносье на узком носе, немного выступающие скулы, сильно скошенный подбородок. Интересно, что в основном в Китае, в частности в долине реки Хуанхэ, встречается другой антропологический тип, более привычный нам в западных представлениях о жителях этой страны — с широким носом, большими скулами и т.д.

Были и серьезные различия в языках между китайскими «американоидами» и теми, кто жил на среднекитайской равнине. Предполагают, что жители провинции Ганьсу с «американоидными» чертами, так же как и схожие с ними континентальные монголоиды Центральной Азии и Юго-Восточной Сибири, говорили на палеоазиатских языках, а вот жители бассейна реки Хуанхэ (более «привычные» нам китайцы) говорили на других языках, принадлежащих к китайско-тибетской языковой семье.

Уже известный нам Д.Блэк предположил, что жители Ганьсу и Хэнани занимают промежуточное положение между тибетцами и современными северными китайцами. А вот что отметил по этому поводу известный антрополог Н.Н.Чебоксаров: «Возможно предполагать связи всех этих объектов с восточнотибетскими американоидными популяциями. Вполне возможно, что на территории Ганьсу в первой половине II тыс. до н.э. жили древнетибетские племена».

Читатель наверняка обратил внимание, что здесь уже не первый раз заходит речь то об этносах Центральной Азии, то о племенах Тибета. Но ведь это именно те регионы, где предположительно и располагается Шамбала! Кстати, напомним, что «китайская Шамбала» — гора Куньлунь, как считают китайские ученые, локализуется также в провинции Ганьсу. Круг замкнулся: «американоиды» — древнее население территории Ганьсу в Китае «американоидные» монголоиды Центральной Азии и Тибета. У последних «американоидность» сохраняется и по сей день.

Может быть, эзотерические знания, воспроизводимые в похожих (если не сказать — в единых) схемах — это отголоски генетического, этнического родства жителей этих регионов. Как ни странно, это отнюдь не исключает, но лишь подтверждает теорию единого центра Знания. Но признаемся — ничего и не указывает, что этим центром была именно Шамбала.


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста