| Источник

Имени этого человека я не назову. Скажу лишь, что во время боевых действий в Афганистане он служил в разведке, занимался выявлением намерений отрядов моджахедов. Был в его арсенале интересный метод получения информации, который иначе как мистическим не назовёшь.

Путешествие в информационное поле

Внешне это выглядело до банальности просто. Он садился перед большой, во всю стену, картой Афганистана и начинал пристально в неё вглядываться. А через какое-то время сообщал: на таком-то участке через такое-то время «духи» предпримут попытку вторжения, численность отряда примерно такая-то.

Прогнозы в большинстве случаев сбывались, и «духи» нарывались на хорошо устроенную засаду… Вот о таком странном способе получения информации и хотелось бы сегодня поговорить.

Состояния сознания, в которых человек вдруг начинает улавливать информацию, недоступную нашим органам чувств, известны давно. Но только в последнее время они стали предметом пристального внимания учёных. Всё чаще их привлекают те редкие минуты, когда окружающее вдруг становится для человека неинтересным, неважным. Случается это, когда он целиком поглощён чем-то одним: решением жизненно важной проблемы, творческой задачей, созерцанием прекрасного… В эти мгновения сознание нередко переходит в особый режим работы. Обычно чёткая грань между человеком и тем, на чём было сосредоточено его внимание, вдруг стирается, исчезает. Стоит захотеть познать что-то — и он становится этим «другим»: будь то молекула, живая клетка или Вселенная.

Пережившие такой опыт рассказывают, что в эти «благословенные минуты» идеи, образы, слова приходят без усилий, сами собой, будто льются из какого-то неведомого источника. В одном из своих писем Моцарт признавался, что в те моменты, когда на него «снисходило вдохновение», ему надо было просто записывать готовые произведения. «Как и откуда они приходят? Я не знаю и никак не причастен к этому… Композиция приходит ко мне… во всей своей полноте, сразу. Так, что моё воображение позволяет мне услышать её целиком». То же самое, хотя и другими словами, говорил наш современник Альфред Шнитке.

Подобным же образом получено немало и научных идей. Прозрения Декарта, Эдисона, Гельмгольца, Менделеева. Психологи отмечают, что открытия в математике совершаются в форме озарений, где не участвуют ни слова, ни собственно математические символы. Лишь потом, когда уже всё понято, учёный переводит новое знание в привычную знаковую систему.

О своём озарении, о том, как после многолетних неудач его вдруг осенило доказательство теоремы целых чисел, поведал знаменитый немецкий математик Карл Гаусс (1777-1855): «Решение промелькнуло в моём мозгу как внезапная вспышка молнии. Я не могу сказать, что явилось связующей нитью, соединившей мои прошлые знания с мыслью, которая натолкнула меня на верное решение».

В памяти людей остаётся ошеломляющее впечатление от погружения в какую-то бездну смыслов. А ещё — потрясение от неизъяснимого восторга, блаженства. «В сравнении с этим Состоянием даже самое приятное наслаждение есть несчастье», — делится своим опытом американский профессор математики и философии Франклин Меррелл-Вольф.

Именно такие состояния позволяют людям, далёким от науки, познать то, до чего ещё не додумались учёные мужи. Так, в 1984 году известный английский физик-теоретик Пол Девис пришёл к выводу: «В дополнение к трём пространственным измерениям и одному временному, которые мы воспринимаем в повседневной жизни, существует ещё семь измерений, которые до сих пор никем замечены не были». Это заявление было сенсацией. Однако учёный ошибался: за четверть века до него шестимерное пространство Земли уже описал в «Розе мира» русский поэт Даниил Андреев. И это было не единственным «пред-знанием» русского провидца. Пожалуй, одним из первых он рассказал и о многомерности времени.

ИДЕИ НОСЯТСЯ В ВОЗДУХЕ

Вот как описывает свою методику разведчик, с которого мы начали рассказ. «От пристального вглядывания в карту устаёшь настолько, что глаза начинают слезиться. А через некоторое время карта вдруг начинает «оживать»: её отдельные участки как бы плывут, смещаются, на фоне нарисованных пустынь и горных рельефов появляются прозрачные энергетические сгустки, они пульсируют, двигаются… Я знаю — это скопления вооружённых людей. Я вижу, куда они направляются. Каким-то шестым чувством понимаю, какова их численность, как они вооружены, когда произойдёт их вторжение… Немного перенастраиваю мозг и вижу, есть ли поблизости наши подразделения, смогут ли они противостоять готовящейся акции…»

8 данном случае происходит вполне сознательное считывание информации. Но чаще всего подобные подключения происходят спонтанно и человеком вообще не осознаются: ему кажется, что он единоличный автор своей идеи. История знает массу примеров того, как к одному и тому же решению одновременно приходили люди в разных частях света. Хорошо известна тяжба двух изобретателей радио: Александра Степановича Попова и Гульельмо Маркони. А изобретатель телефона Александер Грейам Белл в 1876 году опередил своих конкурентов всего на несколько часов. Параллельно были изобретены паровоз, телеграф, реактивный двигатель, атомный реактор… Поистине «идеи носятся в воздухе».

Путешествие в информационное поле

Но это может быть и неосознанное «подсматривание» будущих событий. Или проникновение в чьи-то детально продуманные замыслы. Вот что рассказал мне известный ясновидящий, успешно помогавший следователям разыскивать преступников: «Был случай, когда удалось довольно отчётливо «увидеть» ограбление сберкассы, рассмотреть внешность преступника и выяснить его местонахождение. Уникальность ситуации была в том, что ограбление ещё не произошло: оно было спланировано на завтра. Преступник его долго и тщательно продумывал, несколько раз побывал в той сберкассе, неоднократно мысленно проигрывал все детали…»
Откуда наш разведчик и другие визионеры черпают уникальные сведения?

Возможно, это то самое информационное поле Земли (ноосфера, «тонкий» мир), о котором сегодня всё чаще говорят весьма солидные учёные. Этот информационный мир нашей планеты на современном языке вполне можно назвать виртуальным. Причём в прямом смысле этого слова. Ведь «виртуальный» — буквально с латинского «возможный», то есть содержащий различные варианты развития ситуаций, в том числе и тех, которые уже никогда не реализуются. В этом смысле наш физический мир — это тот участок единого энергоинформационного поля Вселенной, где происходит реализация того или иного варианта.

Сегодня многие учёные исходят из того, что виртуальный (тонкий) мир реально существует и содержит колоссальные объёмы информации: о прошлом и настоящем, о возможных вариантах будущего, об идеях, творческих замыслах, тайных планах… Они полагают, что в этот тонкий мир можно проникнуть. И как заманчиво было бы в совершенстве овладеть методами сознательного и «прицельного» проникновения туда!

КТО ЗАГЛЯНУЛ ЗА ЗАНАВЕС?

Говорить, что с ИСС уже разобрались, преждевременно, но кое-что понемногу приоткрывается. К примеру, что ИСС — не такое уж редкое явление. Исследования, проведённые профессором В. В. Налимовым, выявили, что 80-85 процентов людей при определённых условиях входят в ИСС. В экспериментах доктора Чарльза МакГрири (Институт психологических исследований Оксфордского университета) при блокировке всех сенсорных раздражителей из 100 человек 80 погружались в ИСС.

Путешествие в информационное поле

Уже выделен и описан целый ряд закономерностей, характерных для подобных состояний сознания: так называемый «выход из тела», сдвиг порогов восприятия, спонтанное появление визуальных образов, изменённое восприятие времени и другие трансперсональные (буквально «переходящие границы личности») явления.

Рассказывает руководитель Международного центра исследований сознания академик О. И. Коёкина: «Нами были выделены те общие признаки ИСС, при которых наблюдалось яркое, не менее очевидное, чем в обычной реальности, восприятие образов «иных» миров, «иных» пространственно-временных соотношений, как правило, с телепатическим общением с «иными» сущностями.

В некоторых случаях «путешествия» в ИСС ограничивались как бы только пространственными перемещениями на несколько километров от места проведения исследования, например, в пределах Москвы. А иногда это были «перелёты» в другие города, находящиеся на удалении в тысячи километров. В других вариантах совершались «экскурсии во времени» к историческим событиям, происходившим несколько веков тому назад, которые воспроизводились в памяти и в последующих отчётах так же, как и текущая реальность…

Все участники исследования по возвращении в обычное состояние сознания утверждали, что они не были в состоянии обычного сна и что они в действительности наблюдали иные реальности, общались с сущностями иных миров».

Конечно, у добросовестных исследователей остаётся много вопросов, ведь далеко не всю получаемую в ИСС информацию можно перепроверить. Что, если рассказы визионеров лишь плод их фантазии, а их состояния — субъективные ощущения? Вот если бы ИСС подтверждались объективными данными.

О. И. Коёкина поставила под бесстрастный контроль биоритмы мозга и точки акупунктурных меридианов. С помощью сверхчувствительной аппаратуры и новейших компьютерных методов обработки электроэнцефалограмм выяснилось, что в момент погружения человека в ИСС в глубинных структурах его мозга появляются необычные электрические волны. А в точках акупунктуры наблюдается быстрое скачкообразное изменение показателей, говорящее о «резком сдвиге физиологических процессов практически всех органов и систем». Результаты, подтверждающие реальность ИСС, правда, иными методами, были получены и другими российскими учёными.
Но это только начало пути. Исследователям предстоит ответить на массу вопросов. Где находится источник информации, которую черпает человек в ИСС?

В каком виде она хранится, каким способом кодируется? Каким образом человек без участия привычных органов чувств воспринимает её и расшифровывает? Ответов ещё нет, уже есть гипотезы. Большинство из них сводится к тому, что в основе механизма сознания лежит полевое взаимодействие с некими информационными структурами. Полагают, что эти полевые фантомы — носители мыслеобразов, идей — после своего возникновения способны долгое время сохраняться в физическом вакууме.

Доктор медицинских наук А. М. Степанов считает, что особенность этих структур — их чрезвычайная информационная ёмкость, а также то, что они могут исключительно быстро восприниматься и обрабатываться нашим сознанием. С этих позиций наше сознание выглядит как полевое образование, которое не только принимает информацию извне, но и само генерирует и транслирует её в окружающий мир. А нейронные сети мозга — «аппаратурная часть» этого приёмопередатчика, постоянно меняющая свою конфигурацию, динамичная…

ПРОБЛЕМЫ И ЗАГВОЗДКИ

На повестку дня уже ставятся практические вопросы. Во-первых, это разработка надёжных методов подключения к информационному полю. Ведь людей, умеющих сознательно делать это, не так уж много. И эти самородки, как правило, не являются специалистами в той области знаний, откуда требуется получить сведения. Даже если они что-то и «подсмотрят», то не смогут понять смысла увиденного: текста, схемы, формулы, конструкции. Нужны методы, позволяющие проникать в информационные «тайники» не только избранным уникумам, но и обычным специалистам.

Большая проблема — точность настройки. «Заброска» в информационное поле часто похожа на присказку: «Пойди туда, не знаю куда. Принеси то, не знаю что». Приносят. Правда, «подсмотренные» события часто невозможно привязать ни ко времени, ни к конкретному месту. И потому их информационная ценность нередко близка к нулю.

Есть и другие проблемы. В частности, помехоустойчивость и оценка достоверности полученной информации. Ведь запустить «дезу» в информационное поле совсем несложно. Важно очень правильно истолковать символы, воспринятые визионером из «банка смыслов».

Есть ещё одна загвоздка. Даже когда человек смог понять смысл увиденного, ему не всегда удаётся перевести его в понятную для других людей форму. Знание, полученное в «иных мирах», — особого рода. Это знание-переживание. Его невозможно точно перевести в словесную форму даже тем, кто обладает литературным даром. Как сказал в своё время Виктор Шкловский, «трудно объяснить человеку вкус дыни, если он всю жизнь жевал обувные шнурки…»

И ещё одна преграда, стоящая перед исследователями ИСС. Несмотря на то что наука трансперсональные состояния сознания уже не рассматривает как нечто патологическое и даже считает необходимым условием творчества, настороженное отношение к «мистическим» формам познания остаётся. Оно имеет исторические, почти генетические корни.

А ведь если удастся понять, каким образом человек улавливает недосягаемую информацию и обрабатывает её, могут произойти кардинальные прорывы во всех областях жизни. И конечно же — в компьютерных технологиях. Кроме того, можно было бы предвидеть природные и техногенные катаклизмы, проникать в тайные замыслы противника. Это важно для сегодняшнего мира.

 

Виталий Правдивцев, кандидат технических наук


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста