| Источник
Питер Брейгель Старший. «Триумф смерти». 1562 год

Питер Брейгель Старший. «Триумф смерти». 1562 год

Вирусы и бактерии во все времена были главным врагом человечества. Войны и стихийные бедствия никогда не уносили столько жизней, сколько эпидемии. Даже сейчас, несмотря на развитие медицины, статистическая картина не меняется. Разве что на смену холере, оспе и чуме пришли иные напасти.

Неожиданная агрессия

Бактерия Y. pestis не появилась из ниоткуда. Чума была известна человеку, но до поры до времени не принимала таких масштабов, чтобы повергнуть в ужас весь мир. Первый достоверно зафиксированный случай выпал на VI век. Вспыхнув в Эфиопии и затронув Египет, к 540 году эпидемия достигла Константинополя.
Чуму научились распознавать и даже бороться с ней. В VIII веке болезнь неожиданно покинула Европу. Кроме того, нигде не было ни намека на появление легочной – самой опасной формы, только бубонная (от воспаления бубонов – лимфатических узлов).

К XIV веку европейцы позабыли о чуме, их больше беспокоили эпидемии оспы и проказы. Последняя сейчас считается не слишком заразным заболеванием, но в Средние века она приняла катастрофический размах.
В 1347 году в Европу пришла «Черная смерть». Правда, тогда эпидемию, убившую за пять лет более половины населения (до 100 миллионов), называли иначе: чумоподобная зараза или смертельная лихорадка. Название «Черная смерть» вошло в обиход лишь 300 лет спустя с подачи историка Иоанна Понтана, а потом исследователи определили ее как пандемию чумы.
Долгие годы считалось, что зараза была завезена на кораблях генуэзских торговцев. Те подхватили чуму во время обороны своей фактории Каффа (Феодосия) от татарского хана Джанибека. По запискам очевидцев, болезнь протекала в бубонной форме. Но попав в Европу, болезнь повела себя неожиданно агрессивно. Она распространялась стремительно, заболевали до 2/3 населения, не выживал никто. Врачи не понимали, как происходит заражение. По описанию симптомов, это была не бубонная чума, а легочная, передающаяся воздушно-капельным путем и в сотни раз более заразная. За какие-то четыре года эпидемией оказалась охвачена вся Западная и Центральная Европа. Дольше всех держались русские земли. Зараза была занесена сюда из Польши через Псков только в 1352 году.

Что-то не сходится

Так, может быть, речь идет не о чуме, а о какой-то другой болезни? Именно к этому выводу можно прийти, если сопоставить данные о «Черной смерти» с самой близкой к нам по времени эпидемией. Она прокатилась по Гонконгу и Индии в конце XIX века.
Но «современной» вспышке чумы предшествовала массовая гибель зараженных крыс. Записи о «Черной смерти» ни о чем подобном не сообщают. В дии случаев легочной формы немного – не более 15%. того, чумные бубоны возникали, в первую очередь, на ногах ках больных, в то время менники «Черной смерти» в один голос говорят о язвах на груди, шее и в паху.
Не наблюдалось в массовом масштабе ни гангренозного воспаления горла и легких, ни болей в сердце, ни приступов бешенства, ни кровавой рвоты, ни тяжелого запаха от больных.
Есть различия и в показателях смертности. Индийская пандемия унесла жизни 5,5 миллиона человек (3% населения), а «Черная смерть» – минимум 70 миллионов (около 50%). Поразительна разница в скорости распространения болезни: 20 миль в год в Индии и 2,5-5 миль в сутки 700 лет назад.
«Черная смерть» свирепствовала без перерыва пять лет и неожиданно пропала повсеместно, минуя период угасания.
Кстати, одновременно с ней были отмечены и эпидемии, названные современниками чумой, – например, в Италии.

Взломщики и убийцы

Противочумной амулет начала XVII века, Англия, реконструкция

Противочумной амулет начала XVII века, Англия, реконструкция

И вот что странно: в 1361 году «Черная смерть» вернулась, но тогда были инфицированы лишь половина населения, а некоторые счастливчики выжили. Через десять лет заразился каждый десятый, и многие поправились. В 1382 году поражены оказались едва ли 5% населения, а поправились большинство из них.
Попробуем объяснить неожиданное появление иммунитета. За первой волной «Черной смерти» последовал небывалый демографический взрыв. Видимо, треть населения не заболела не случайно, а имела какой-то защитный механизм. Вот он-то и мог передаваться новорожденным.
Возбудители порой совершенно разных болезней становятся эффективнее в паре. Есть, например, понятие СПИД-ассоциированных инфекций. Ретровирус ВИЧ словно показывает путь возбудителям лейшманиоза и токсоплазмоза, как будто сигналя: организм достаточно ослаблен и подготовлен к приему новой инфекции. То есть ВИЧ для перечисленных болезней – взломщик, а ассоциированная инфекция – убийца.
Существует гипотеза, что со СПИДом европейцы познакомились не в XX веке, а гораздо раньше. К примеру, за больных проказой средневековые медики вполне могли принимать ВИЧ-инфицированных с воспалением лимфоузлов, проявлениями кожного туберкулеза и прочими СПИД-индикаторами. Человек устроен так, что если болезнь не убивает его достаточно быстро, то организм сам начинает вырабатывать контрмеры. А СПИД как раз убивает медленно.
Еще в начале 1980-х годов врачи обратили внимание на большую устойчивость к ВИЧ европеоидов. В основе этого явления лежит особая мутация гена ССR5 – D32, приводящая к утрате части специфического белка с поверхности клеток иммунной системы. Не «найдя» его, вирус не может проникнуть в клетку. Видимо, это память о контактах части человечества с инфекцией, подобной ВИЧ.
В Европе эта мутация распространена у 5-10% людей и за ее пределами практически не встречается. Максимум отмечен среди поморов – 33%. У русских и украинцев этот показатель тоже выше среднеевропейского – 21%. Вспомните, как долго сопротивлялись «Черной смерти» русские земли. Значит, она была чумой, вспышку которой спровоцировал СПИД?

Африканская версия

Но динамика снижения заразности и смертности в XIV веке указывает, скорее, на ослабевание возбудителя, а не на чудесное обретение иммунитета людьми. Вернемся к симптомам болезни. Кровоточащие язвы на лимфатических узлах, кровохарканье, гангренозное воспаление внутренних органов, гнилостный запах от больных… Все очень похоже на африканскую геморрагическую лихорадку Эбола. Этот вирус, кстати, мутировал до современного вида как раз лет 800 назад.
Для вируса Эбола, по современным описаниям, как раз характерны внезапное повышение температуры, выраженная общая слабость, мышечные и головные боли, а также боли в горле. Все это сопровождается рвотой, диареей, сыпью, нарушением функций почек и печени, а в некоторых случаях внутренними и внешними кровотечениями, язвами. Больной словно разрушается изнутри и снаружи – как в описаниях XIV века.
«Черная смерть» распространялась очень быстро, но блохи так скоро «сработать» не могли. Инкубационный период лихорадки Эбола – до 21 дня. То есть один инфицированный успевает заразить очень многих и разнести болезнь на большое расстояние. Внешних признаков недуга еще нет, а поражены уже тысячи людей. В Авиньоне в 1348 году эпидемию заметили, только когда за ночь одновременно умерли 500 монахов из одного монастыря.
Кстати, как раз в середине XIV века в Европе стали появляться жители Центральной Африки. Они могли принести со своей родины какие-то болезни, к которым у них была устойчивость, а у европейцев – нет.

Похоронная книга в помощь

Нечто похожее на «Черную смерть» вновь появилось в Англии в 1664 году. Удивительно, но многие крупные города в относительной близости от Лондона не пострадали вообще, а некоторые небольшие изолированные общины вымерли чуть ли не поголовно. Одним из таких городков стал Им с населением в 600 человек, которые вели натуральное хозяйство. В похоронной приходской книге отмечены имя каждого умершего и продолжительность болезни.
Сначала заболел торговец полотном, один из немногих, кто часто выезжал из города. Первые признаки болезни проявились у него дней через 20 после возвращения с новой партией товаров. Через несколько дней слег его родственник. Затем – брат из соседнего дома, чуть позже родич, живший через улицу. Дальше болезнь пошла от работника к нанимателю, от брата к сестре и так далее. То есть налицо передача ее при непосредственном контакте, а крысам, как мы понимаем, все равно, в какой дом бежать и кому «дарить» блох.
Симптомы болезни напоминали «Черную смерть» трехсотлетней давности. По хронике распространения заболевания видно, что инкубационный период длился чаще всего 20-21 день, а смерть наступала на девятые сутки. В какой-то момент люди, отчаявшиеся бороться, как они думали, с чумой, просто заперлись в домах, ожидая смерти. На границах прихода они оставили послания соседям и путникам, предупредив, что в городке бушует эпидемия. И болезнь ушла! А ведь крысам и блохам запертая дверь и границы прихода – не преграда.
Так похоронная книга Има еще больше подорвала позицию исследователей, которые считают, что «Черная смерть» была пандемией бубонной чумы. А страшная болезнь, возможно, затаилась и еще вернется, чтобы свести счеты с Европой.

 

Борис ШАРОВ


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста