Плазменный мир Города Богов

В Северном Перу есть городок Пуну, вполне цивилизованный, но, как шутят его жители, давно забытый Богами, потому что на расстоянии 35 километров, на склонах горы Хай-Марка раскинулся неплохо сохранившийся Город Богов, построенный еще древними инками.

Но вот мало кто удостаивается чести побродить по расчищенным от буйной растительности, разбегающимися солнечными лучами улицам, постоять под низкими сводами выдолбленных в скалах гротов, взобраться на осыпавшиеся вершины храмовых пирамид. Вход в эту сакральную зону зевакам ограничен из-за опасения, что может быть нанесен ущерб бесценному памятнику минувшего. Допускаются, и то по специальным правительственным пропускам, лишь ученые. Они-то и делают открытия, подчас сенсационные, как это случилось с Катаром Мамани, обнаружившим в сложном горном рельефе, как он выразился, невероятную лицеподобную структуру площадью семь на девять метров.

«Старейшины этих мест, пишет он, – рассказывали мне, что слышали о существовании Ворот, позволяющих проникать в запредельные миры, чаще всего безвозвратно. Редко кто возвращался. Вернувшиеся приносили с собой абсолютные знания, обретали личностное бессмертие. Меня прославляют как нашедшего эти огненные Ворота, благодаря чему я добился у мэра разрешения, чтобы старейшины, безмерно почитаемые здесь, приняли участие в тщательно продуманной мною серии экспериментов, конечная цель которых – доказать, что Город Богов – аномальная зона. Мои опыты с Воротами позволяют так считать.

Результаты, полученные Мамани, озадачивают. Но прежде, чем ознакомиться с ними, нелишне обратить внимание на то, что ученый использовал методики и технические средства, аналогичные тем, что применяет известный итальянский исследователь нетрадиционных форм жизни Лучиано Бокконе. Перевозя с холма на холм портативную лабораторию, оснащенную цифровой фото- и киноаппаратурой высокого разрешения, приборами, надежно регистрирующими альфа, бета, гамма излучения, магнитометрами, электронными термометрами, фотометрами, он собрал ошеломляющую коллекцию природных, идентифицированных как ирреальные, объектов, назвав их кратерами. Как это понимать?

Чтобы уяснить суть открытия, прочтем выдержку из интервью Бокконе немецкому репортеру В.Бему: «Эфирные формы жизни, эти фиксируемые приборами мыслящие сущности, не относятся к трехмерной реальности, чужды ей. Они светлые и темные, плотные и разряженные, плазматические, облако- и туманоподобные. Они – проекция НЛО в наш мир… Огненные шары, огненные столбы, огненные диски, еще много чего мерцающего и светящегося! Они, несомненно, вмешиваются в техногенную деятельность человечества, в его глобальные эмоции и интеллект. Они везде – под землей, на земле, над землей, в ближнем и дальнем космосе. Они, по-видимому, вездесущие корректоры существующего положения вещей, что отчасти прослеживается на моих фотопленках и матрицах, в магнитофонных записях добровольцев – контактеров, участников моих экспериментов…».

А вот аналогичные впечатления Катара Мамани: «Небо было прозрачным, как оптическое стекло. Тем не менее, когда мы со старейшинами оказались на площадке перед Воротами, воздух сгустился до цвета песка и начал конденсировать огненные хлопья, перемежаемые огненными же шарами, спустя короткое время начавшими делать резкие хаотичные движения. Я попросил ассистентов поспешить с распаковкой и установкой аппаратуры. Аппаратуру включили. И сразу начались чудеса…».

То, что последовало, и впрямь изумит кого угодно. Огненные шары принялись атаковать некую лицеподобную структуру. Это продолжалось до тех пор, пока скала не покрылась копотью. На ней выступили капельки воды, слабо мерцающие, будто фосфорные. Старейшины опустились на колени и… лишились чувств. Сам Мамани, как ни пытался, тоже не смог сдвинуться с места. «Между мной и этими людьми выросла туманная преграда, – рассказывал ученый, – минуты тянулись, как часы, часы, как минуты, старейшины оставались неподвижными. Я все же смог с величайшим трудом протиснуться сквозь туман. Прикоснулся к светящейся росе. Меня слегка обожгло, ладони пронзили сильные электрические разряды. Это очень испугало. Я попятился от скалы. Теперь вернуться к приборам мешала вполне материальная, твердая стена, по ту сторону которой сновали сгустки плазмы…»

Ученый утверждает, что все увиденное и прочувствованное им у горы Хай-Марка, перевернуло его былые представления о сущностном мире. Сбросившие оцепенение старейшины, например, без особого удивления поведали о том, что распахнувшиеся Ворота впустили их в обитель предков – безбрежный огненный океан, пенящийся и пронзаемый слабыми электрическими разрядами.

Обитатели этого полупрозрачного мира походили на кристаллические образования синего насыщенного цвета, отзывались на все мимолетные мысли людей весьма своеобразно, принимая любой желаемый облик, созвучный эмоциональным и духовным запросам.
«Этот пенно-кристаллический, насыщенный электричеством мир, – вспоминает Мамани, – наполнил души старейшин благоговением и страхом. Когда сгусток плазмы коснулся моего плеча, я осознал, что духовная энергия старейшин под воздействием феномена слилась с энергиями вакуума, стала его частою, что не противоречит современным научным воззрениям.

Гора Хай-Марка – гнездо НЛО. Феномен НЛО, в свою очередь, продукт парадоксов пространства, времени и вакуума. Думаю, что Город Богов появился здесь не случайно. Не будь этой аномальной местности, этих во всех отношениях удивительных и непостижимых Ворот, не было бы и его…»

Ночью, отправив вертолетом старейшин и ассистентов с приборами в Пуно, Мамани дремал под москитной сеткой, оставив включенным карбидный фонарь. Отдых не состоялся. Разбудили огненные, гудящие, как мощные трансформаторы, шары. Ученый хотел потушить фонарь, чтобы лучше видеть шары. Фонарь сорвался с места. Его охватило желтое пламя. Повисев, он упал рядом с Мамани, раскаленный добела. Началось форменное, ни с чем не сравнимое феерическое шоу. Шары – никак не меньше сотни – бились о скалу, где были Ворота, и рассыпались на тысячи фасных шариков.

Округу залил зловещий зеленый свет. На скале стало то возникать, то исчезать что-то туманное, синеватое, обратившееся в испещренное глубокими морщинами лицо старика. Досада обуяла Мамани. Видеокамеры под рукой не было. Оставалось до первых лучей солнца слушать, как потрескивает насыщенный электричеством воздух и разглядывать призрачную картину, ожидая, когда глаза на «портрете» старика откроются. Они так и не открылись. На рассвете три крупных красных шара нырнули в одинокое белое облако. Более ничего необычного у горы Хай-Марка Мамани не увидел. Самочувствие было отвратительным. Тупые боли в суставах на десять дней сделали его затворником гостиничного номера.

После этой экспедиции ученый занялся изучением аномальных зон Перу. «Я мысленно возвращаюсь на Хай-Марка довольно часто, – пишет он, – я теперь не заложник сомнений, а убежденный сторонник того, что феномен НЛО активно формирует аномалии. Но иногда они все же стабильны, проявляются тысячелетиями. Чаще кочуют, коверкая пространство и время, меняя мировоззрение человечества». Эту точку зрения подхватили американские ученые, организовавшие пункты наблюдения в Городе Богов и его окрестностях.

 

А.Кобец, »Интересная газета. Невероятное» №11


Комментарии: (1)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста