| Источник
Наука до сих пор так и не познала человека, свой главный исследуемый “материал”

Наука до сих пор так и не познала человека, свой главный исследуемый “материал”

Кризис академической науки и связанной с ней ньютоно-картезианской парадигмы (системы мышления, господствующей в западной науке в течение последних трёх столетий) был зафиксирован ещё в прошлом веке, после открытий квантовой физики. Учёные, находившиеся в авангарде научных исследований, такие как Дэвид Бом, Фритьоф Капра, Станислав Гроф, заявили о необходимости пересмотра устаревших принципов научного познания и мышления. Накапливались факты, которые классическая физика объяснить не могла.
Повсюду в мире появлялись люди, способности которых опрокидывали все традиционные представления о свойствах живой материи и законах Мироздания, утвердившиеся в официальной науке. Эдгар Кейси, американский фотограф, не имевший никакого отношения к медицине, находясь в некоем подобии транса, давал больным точную рецептуру лекарств – уже один только этот факт мог бы поставить учёных в тупик, но ведь были ещё Вольф Мессинг, пророчица Ванга, Ури Геллер… Ряды ясновидящих и людей с необычными способностями росли, этот феномен требовал научных объяснений – что же с ними на самом деле происходит?

 Полвека прошло со времён, когда Кейси и Мессинг демонстрировали нечто, выходящее за пределы традиционной науки. Для нынешних темпов развития науки – просто громадный срок. И что же – преодолела она барьер старой парадигмы? Шагнула ли в пределы тонкого мира? Признала ли по крайней мере факт его существования? Ничего подобного!..
Мне видятся по крайней мере пять причин такого положения дел в науке.
Причина первая очевидна и совершенно банальна: новизне отчаянно сопротивляются «корифеи», заслуженные деятели науки, члены академий. Здесь, конечно, дело в самой человеческой природе: никому не хочется жертвовать привычными установками, на основе которых написаны книги, статьи, диссертации… Так что с «еретиками» будут воевать не менее беспощадно, чем в Средневековье. Однако что могут поделать «корифеи» с неуклонно накапливающимися фактами необъяснимого?
Причина вторая связана с коммерческими интересами крупных компаний, для которых любое препятствие – сигнал к решительным и жёстким действиям против всего, что покушается на эти интересы.
Представьте себе, к примеру, что будет найден источник энергии, более дешёвый и более доступный, чем нефть. Давно высказана мысль, что энергию можно качать прямо из вакуума, в любых количествах. А вдруг действительно можно? Если это будет доказано на практике (пусть в малых масштабах), нефтяные компании всего мира объединят усилия, чтобы это открытие никогда не нашло дорогу в сферу массового производства. Изобретатель скорее всего будет уничтожен вместе со своими расчётами и чертежами.
Между тем вопрос об альтернативных источниках энергии становится всё острее, особенно после аварии на японской атомной станции «Фукусима-1». Но где, например, брать энергию для мощной немецкой промышленности после того, как специалисты заглушат последний атомный реактор на последней немецкой АЭС?.. Вот тут бы и активизировать научный поиск в нетрадиционных направлениях. А разговоры всё прежние: энергия ветра… энергия прилива… импорт газа…
Причина третья – в наличии людей с аномальными способностями. Это вовсе не парадокс! Здесь мы опять имеем дело с известными всем человеческими слабостями – тщеславием и самомнением. И вот уже всё больше людей, которые «видят ауру», «лечат наложением рук» или «слышат» голоса из Космоса, начинают вещать человечеству истины, «переданные свыше»… Здесь никакой науки, естественно, нет… Результат печален: книжные прилавки завалены оккультной макулатурой. Учёный люд справедливо отвергает такие книги. Но само их наличие – серьёзный повод для скепсиса по поводу всего, выходящего за рамки обычного. Мол, знаем мы эти «штуки»…
Причина четвёртая – главная. Что на самом деле должна исследовать новая наука? На протяжении трёх последних веков круг познания непрестанно расширялся – в сторону невидимого. Галилею удалось разглядеть спутники Юпитера, Левенгуку – «маленьких зверушек» (бактерий); были открыты электрическое и магнитное поля (их уравнения найдены Максвеллом); в начале прошлого столетия был совершён грандиозный прорыв в изучении микромира, открыта энергия сильных и слабых взаимодействий, параллельно исследовались объекты астрофизики (дальние галактики, чёрные дыры, квазары); биологи расшифровали генетический код…
Всё это многообразие невидимого – от мезонов до галактик, от силовых полей до хромосомных спиралей, – вся эта изумительная по гармоничной слаженности структура Мироздания относится к физическому миру. Любой его элемент может быть объектом эксперимента с воспроизводимыми и достоверными результатами. Их математическое описание позволяет не только получить на опыте, но и предсказать поведение любого объекта. На этом устойчивом свойстве элементов физического мира – способности быть объектами достоверного опыта, собственно, и построено здание академической науки.
Информация о других мирах (их принято называть «тонкими») проникла к человеку благодаря опыту совсем другого рода – психическому и духовному. Её приносили из того мира особо одарённые люди – волхвы, колдуны, шаманы, пророки. Им были доступны психокинез, ясновидение, астральные полёты, общение с духами и многое другое.
В течение долгих тысячелетий человечество вполне обходилось двумя способами мировидения: материалистическим и мистическим. Но уже к XX столетию алчущий познания человеческий разум вплотную приблизился к загадкам, философских рассуждений уже было недостаточно. Вопрос поставлен ясно и чётко: существуют ли «тонкие» миры? Если да, то каким образом их можно исследовать?
Мне кажется, ошибка исследователей, судя по описаниям их опытов в области парапсихологии, состоит в том, что, вторгаясь в нефизическую область, они действуют так, как если бы имели дело с физическими объектами: ожидают воспроизводимости результатов опыта. Однако итоги опытов находятся в полной зависимости от эмоционального состояния реципиентов, настроения устроителей опыта и каких-то ещё неведомых причин, что позволяет адептам «старой» науки с торжеством повторять: вот видите, какой всё это лженаучный вздор!
Между тем новая научная парадигма должна предусматривать не только новый взгляд на Мироздание (возможность существования нефизического аспекта реальности), но также и новые критерии достоверности исследований. Например, обязательно следует учитывать психические особенности человека, проводящего исследование, – в частности, его способность, независимо от того, хочет он этого или нет, влиять на результат опыта. Или случается, например, что первая серия испытаний проходит со сплошь положительными результатами, а в следующей серии, с теми же участниками и той же методикой, – все результаты сплошь отрицательные. (Автор настоящей статьи много лет назад принимал участие в подобных экспериментах.)
Как быть в этой ситуации?
Все, кто соприкоснулся с «тонким» миром, свидетельствуют, что его субстанция прямым образом подчиняется действию мысли. Это означает, что объекты «тонкого» мира будут реагировать, помимо приборов, именно на мысль экспериментатора (может быть, даже в первую очередь!). Значит, экспериментатор должен накопить достаточно личной силы, чтобы отважиться исследовать «тот» мир. Он должен отдавать себе отчёт в том, что в мире, где вместо физических энергий «объектами» движет мысль, он скорее столкнётся не с инертной средой, а с другой мыслью. Вот почему результат его опыта будет не результатом манипулирования, а результатом диалога сознаний. Возможен ли тут эффект воспроизводимости опыта? Ни в коем случае. Но это вовсе не значит, что «тонкого» мира нет.
Исследования «тонких» миров бессмысленны, если мы не будем искать точек их соединения с нашим физическим миром, искать способы материализации, более надёжные, нежели нам предлагают маги на спиритических сеансах… Лишь в местах такого контакта возможно применение нового знания в нашей земной практике.
Это значит, что учёный, отважившийся отправиться к неведомым (и невидимым) берегам, не должен пренебрегать данными материалистической науки. Не разрыв нужен, а преемственность, диалог с альтернативными исследователями, возможности плодотворной дискуссии.
Причина пятая. Её трудно осознать, но она вполне может быть главной предпосылкой великого застоя науки. Кто знает, возможно, это некие могущественные силы «тонкого» мира не допускают землян к тайнам Космоса. Большинство читателей едва ли отнесётся к этой гипотезе всерьёз. Но если на нашей планете присутствуют иномиряне, то такая гипотеза становится весьма вероятной…
Л. Л.Штуден, доктор культурологии, г. Новосибирск

Комментарии: (0)