| Источник

Появилась первая жертва таинственного явления под названием «снайпер-фантом».

НЛО убил человека

Убитый снайпером-фантомом фермер Рутгер Телфорд Хэйл
Фото: Mountain Scene

Никто не видел, кто это такой — «снайпер-фантом». Или что это такое. Никто не находил то, чем он стреляет. На «месте преступлений» находили лишь аккуратно пробитые «мишени» — стекла, металлические листы, человеческие тела. Даже если раны были не сквозные, врачи ни разу не извлекали оттуда ничего материального.
Прежде «снайпер-фантом» наносил лишь легкие раны. Но ныне на его счет можно записать убийство. Трагедия разыгралась в Новой Зеландии.

Следов не оставляет

Утром 24 октября 2013 года 22-летний новозеландский фермер Рутгер Телфорд Хэйл ехал на своем «Subaru Legacy» по шоссе в окрестностях города Ванака. Рядом сидела его подруга, 26-летняя мисс Ойлир.
Вдруг что-то ударило в лобовое стекло, пробив его. Рутгер начал заваливаться набок. Из дырки в его голове хлынула кровь. Ойлир схватилась за руль и остановила машину, чудом не угодив в кювет. Только потом она заметила, что заднее стекло машины тоже разбито. Предмет, на пути которого оказалась голова водителя, похоже, пролетел насквозь.

Ранение оказалось смертельным. Когда приехала «скорая», Рутгер уже скончался.
Результаты экспертизы изумили следователей. Предмет, пробивший машину, не был пулей. Не был и льдом, выпавшим с борта самолета. Или метеоритом. Он не был горячим и не оставил никаких частиц в ране или на осколках стекол.
Полное отсутствие микрочастиц — вещь невиданная для криминалистов, но обычная для «снайпер-фантома».
Естественно, полицейские искали загадочное орудие преступления. Очистили от растительности участок 450х30 метров. Обследовали его три дня. Не нашли. И ничуть не смущаясь, назвали предмет, пробивший голову Рутгера, НЛО. Газеты Новой Зеландии писали об этом неделю подряд.

Автомобиль Рутгера, пробитый неизвестным летающим предметом - НЛО, как назвала его полиция Новой Зеландии. Часть лобового стекла с дыркой вырезана и отправлено на экспертизу Фото: Mountain Scene

Автомобиль Рутгера, пробитый неизвестным летающим предметом — НЛО, как назвала его полиция Новой Зеландии. Часть лобового стекла с дыркой вырезана и отправлено на экспертизу
Фото: Mountain Scene

 

Место проишествия: машина Рутгера на обочине Фото: Mountain Scene

Место проишествия: машина Рутгера на обочине
Фото: Mountain Scene

От одиночных «выстрелов» — до беглого «огня»

До сих пор самым тяжело пострадавшим от таинственного «стрелка» считался шведский военный Свен Андерссон. 12 сентября 1974 года нечто пробило ему бедро прямо у ворот авиабазы, в которой он служил. Врачи отметили: глубина раны 5 сантиметров, входное отверстие похоже на пулевое. Выходного отверстия нет. Нет и пули.
Даже если по невероятному стечению обстоятельств пуля выпала, остались бы ее микрочастицы — но их тоже не нашли.
Детектив из Хальмстада Карл-Эрик Калебе, который вел «дело о покушении», спустя 3 года продолжал держать его открытым. И признавался, что не понимает, чем стреляли в Свена Андерссона. Карл-Эрик даже проверял версию насчет растворяющейся пули из льда. Но она оказалась просто легендой. Выстрелить ледяной пулей не получилось.
В штате Вашингтон весной 1954 года за одну неделю были пробиты более 1500 ветровых стекол в машинах. В Сиэтле — только за одну ночь дырки появились в нескольких сотнях стекол. В полиции подсчитали, что для хулиганства такого масштаба необходимо по крайней мере 200 злоумышленнников, действующих согласованно.
Корреспондент местной газеты Роб Каббедж уверял, что сам видел, как в стеклах одна за лругой появлялись пробоины. Прямо на глазах у двух полицейских дырка появилась в стекле грузовика. А когда они подошли к патрульной машине, чтобы доложить об инциденте по рации, и ее стекло оказалось пробитым. Несколько человек были не очень сильно ранены.
Мэр Сиэтла обратился за помощью к ученым, но услышал в ответ, что это «на 5 процентов хулиганство и на 95 — массовая истерия».
Прицел из прошлого
Чтобы объяснить «снайпер-фантом», был выдвинут целый ряд гипотез. Одна из них приписывала дырки в предметах заряженным частицам со сверхвысокой энергией, которые появились в атмосфере после ядерных испытаний. Эта версия не учитывала, что «снайпер-фантом» орудовал еще в XIX веке, задолго до атомной бомбы.
Самый первый случай, описанный в старых газетах, датирован 2 октября 1875 года. Некий джентльмен, гуляя в пригороде, получил сквозную рану руки. Чем шокировал спутников, которые ничего подозрительного не слышали и не видели. Хотя сам пострадавший уверял, что слышал какой-то свист.
К тому же бывало, что «снайпер-фантом» пробивал металл автомобиля — подвиг, непосильный для частицы.
Обвинение не могло не пасть на НЛО. Такие версии, появившиеся в 50-е годы прошлого века, до сих пор популярны. Но ясности они не добавляют. Поскольку не объясняют, в результате какого воздействия возникают механические повреждения. Лучи? Но тогда стекла должны быть оплавлены. А подобного нет. И что это за лучи такие, которые пробивает тело на определенную глубину?

Следы от выстрелов "снайпера-фантома" стали находить очень давно Фото: Уфоцентр

Следы от выстрелов «снайпера-фантома» стали находить очень давно
Фото: Уфоцентр

Эзотерики полагают, что «снайпер-фантом» — это разновидность полтергейста — «шумного духа». Действительно, при его буйствах стекла квартир иной раз страдают. И в них появляются отверстия, напоминающие пулевые. Но стоит ли объяснять одно неведомое другим — не менее неведомым?
Шведские исследователи аномальных явлений приписали ранение Андерссона «временному сдвигу». Мол, рядом с базой находится полигон. В день, когда его ранили, там не стреляли. Но когда-то в прошлом или будущем ушедшая «в молоко» пуля долетела до ворот и, сдвинувшись во времени до 12 сентября, поразила Свена. Потом она исчезла вместе с пороховым нагаром и всеми микрочастицами, вернувшись в свое время.

Странные дырочки в окнах - даже с внутренней стороны - находят и в России Фото: Соцсети

Странные дырочки в окнах — даже с внутренней стороны — находят и в России
Фото: Соцсети

Самая экзотическая версия гласит, что мы соприкасаемся с одним или многими параллельными мирами. Скорость движения в одном мире намного выше, чем в нашем. Живущие в нем насекомые, временно попадая к нам, обычно избегают стен и прочных предметов, но не замечают стекол. При их скоростях последствия удара оказываются разрушительными — так разогнанные ураганом палочки пробивают деревья и дорожные знаки. Когда миры расходятся, вся материя из их мира попадает обратно, а в нашей реальности остаются только чистые пробоины.

В окне брянского пенсионера МВД Алексея Ивашкова дырочка появилась 8 марта 2013 года. Из рогатки до его квартиры не дострелить - высоко. Фото: Bryansktoday.ru

В окне брянского пенсионера МВД Алексея Ивашкова дырочка появилась 8 марта 2013 года. Из рогатки до его квартиры не дострелить — высоко.
Фото: Bryansktoday.ru

РАССЛЕДОВАНИЕ ОЧЕВИДЦА

Стреляют и в России. Но больше по стеклам
В конце прошлого века в тайну «снайпера-фантома» попытался проникнуть ленинградский исследователь аномальных явлений Мурад Мамедов. Вот что он рассказывал:
«…Волею судьбы получилось так, что во время знаменитого Петрозаводского феномена (визит огромного светящегося НЛО в 1977 году) я оказался в Карелии. Наш поезд подъезжал к Петрозаводску. В четыре часа ночи, как раз тогда, когда над городом зависла огненная «медуза», я проснулся. В ярко-багровом небе зияла какая-то дыра! На следующее утро в Петрозаводске только и было разговоров, что о ночном «чуде»…
Я в свое время был членом бюро Комиссии по аномальным явлениям при Географическом обществе. Занимаясь Петрозаводским феноменом, мы выяснили, что в городе были обнаружены пробитые стекла, расположенные в каком-то определенном порядке или последовательности, нам неизвестной. Тогда я впервые увидел дом, где стекла были пробиты буквально по диагонали, причем дыры были огромными, отнюдь не маленькие, как пулевые отверстия. Тогда мы даже не представляли, что это и почему возникло. Когда мы стали всерьез этим заниматься, то выяснилось, что и, в Ленинграде, тоже появляется огромное количество таких вот необъяснимых отверстий.
Сначала было решено все отверстия, какие будут найдены в Ленинграде, наносить на план города. Я, как гидрограф, конечно, понимал, что все планы в ту пору были специально искажены, чтобы какие-нибудь шпионы или враги ими не воспользовались! Американцы уже тогда со своих спутников могли наблюдать чуть ли не количество звезд на погонах наших военных. А мы боялись планы делать нормальными! Так вот, мы наносили на планы все обнаруженные отверстия. Я лично ходил по городу и искал эти дырки. Мне часто говорили о том, что это мальчишки бьют стекла из рогаток или из других приспособлений. Когда в журнале «Техника — Молодежи» была опубликована моя статья «Тайна пробитых стекол», начали приходить письма даже с чертежами самострелов, которые стреляли шариками от шарикоподшипника или дробью. Если пользоваться обычной рогаткой, то можно стрелять и шариком от шариковой ручки. Конечно, некоторые отверстия вполне могли быть сделаны мальчишками. Мы сталкивались с такими случаями.
Я встретился тогда с экспертом Ленинградского уголовного розыска Любарским, который занимался баллистикой. Он мне совершенно четко сказал, что никакая пуля, даже если ее выточить острым стержнем, не оставит на стекле такой дырочки.
Мы сами тоже делали опыты, пробивая стекла. В Институте силикатов на набережной Макарова работал один из членов нашей комиссии. Он пытался сам пробивать стекла, а потом проводил анализы своих пробоин и «настоящих» — есть ли какая-нибудь разница.
Пришел момент, когда я уже мог прогнозировать, где будут отверстия. Я знал, что все отверстия в Ленинграде в основном расположены на юго-восточной стороне домов. Когда все это я нанес на карту, все траектории сходилась к одной точке. Создавалось впечатление, что какой-то объект висел над Невой в районе моста Александра Невского и оттуда как бы обстреливал город расходящимся веером.
Но потом в некоторых домах я стал находить дыры, которые были сделаны не снаружи, а изнутри. Это был шок. Наша «чисто баллистическая» версия стала изживать себя. Как сейчас помню, на Финляндском вокзале в зале ожидания были пробиты стекла касс, причем пробиты изнутри. Теперь их заменили. Я обратился к местной милиции и говорю: «Как это могло быть?» Они отвечают: «Вы что, смеетесь? Тут круглосуточное дежурство, не может быть, чтобы кто-то здесь стрелял. Даже если милиционер задремал, то, извините, сам кассир не мог дремать». Я говорю: «Обратите внимание, пробоины-то были нанесены изнутри кассы, а не снаруже». Посмотрели, и действительно — входное отверстие было изнутри. Когда мы вышли на платформы, я показал им фасад вокзала. Вся верхняя часть огромного застекленного купола была изрешечена отверстиями. Я даже удивляюсь, как эти стекла вообще не рассыпались. Все милиционеры за голову схватились и ахнули…

Известны случаи, когда шаровая молния проникала в квартиру через узкие щели или пробивала в стекле отверстия. Но не слишком ли много должно было быть шаровых молний для одного вокзала? Тех стекол, и не только на Финляндском вокзале, уже давно нет. Почему-то получилось так, что их все поменяли… Аномальные явления всегда ускользали от нас…»
Прошло время. Ничего не изменилось. Тайна «снайпера-фантома» так и не раскрыта.
СОВСЕМ УЖ МЕЛЬЧАЙШИЕ ПОДРОБНОСТИ
Приспособление, именуемое рогаткой
По соцсетям гуляет документ, появившийся после Петрозавоского феномена. В нем — результаты исследования пробитых стекол. Результаты спорные. Спорят сами ученые. И это свидетельствует лишь о том, что «снайпер-фантом» не так прост, как некоторым казался. Тем, кто интересуется, будет интересно. Документ — подлинный.

Министерство внутренних дел СССР

ВСЕСОЮЗНЫЙ
НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ
ИНСТИТУТ

No 30/и-596

«12 апреля 1978 г.»

И. О. Академика-секретаря Отделения
общей физики и астрономии АН СССР
члену-корреспонденту АН СССР
тов. Мигулину В.В.

Направляется справка об исследовании повреждений стекол жилых и служебных зданий г.Петрозаводска.

Исследованные объекты и документы будут возвращены представителю Отделения.

Начальник института профессор
С.В.Бородин

СПРАВКА ПО ИССЛЕДОВАНИЮ No 30.

«31 марта 1978 г.»

В соответствии с письмом No М 200-633/72 от 08.02.78 г. и.о. академика-секретаря Отделения общей физики и астрономии Академии Наук СССР члена-корреспондента АН СССР В.В.Мигулина и письменным распоряжением заместителя Министра внутренних дел СССР Б.А.Викторова от 09.02.77 г. во ВНИИ МВД СССР проведено исследование оконных стекол, доставленных из г.Петрозаводска, для определения возможных причин образования имеющихся в них отверстий.

Ранее стекла исследовались инженером-физиком института геологии Карельского филиала АН СССР В.В.Ковалевским, который пришел к выводу, что «образование отверстий связано с высокотемпературным воздействием»(см. его заключение в обзоре И.Г.Петровской «Об аномальных отверстиях в оконных стеклах г.Петрозаводска»).

По материалам, изложенным в том же обзоре повреждения стекол зафиксированы в помещениях, расположенных по следующим адресам:

Октябрьский проспект, 70, кв.94 (квартира А.М.Линевской на 5 этаже, отверстие обращено в сторону Онежского озера, время его обнаружения 7 час. 30 мин. 6 октября 1977 г., время его образования — ночь с 5 на 6 октября 1977 г.);
ул.Красная, 34, кв.74 (квартира Ляпиных на 4 этаже, отверстие обращено в сторону проспекта им.Ленина, время его образования точно неизвестно — 24 августа и 24 сентября 1977 г.);
ул.Мурманская, 46 (отверстие в стекле лестничной клетки над парадной дверью подъезда No1, обращено в сторону Онежского озера, время его образования не известно);
ул.Пушкинская, здание пединститута (в стеклах окон этого здания обнаружено 4 отверстия: в 29 аудитории, в летней фрамуге коридора второго этажа, в окне лестничной клетки второго этажа — в наружном и внутреннем стеклах; все отверстия обращены в сторону противоположную Онежскому озеру, время их образования не известно);
ул.Дзержинского, 12:
кв.3 (квартира К.О.Ахо на первом этаже),
кв.6 (квартира А.Т.Ивановой на втором этаже),
кв.12 (квартира О.И.Новак на четвертом этаже),
кв.13 (квартира В.Е.Ивановой на четвертом этаже).

Все повреждения в стеклах по ул.Дзержинского, 12 обращены в сторону Онежского озера, время их обнаружения — утро 1 января 1978 г. Время образования, по мнению потерпевших, — ночь на 1 января 1978 г., поскольку именно той ночью на улице произошел какой-то взрыв.

Расположение помещений с поврежденными стеклами на местности и направления, в которые обращены эти повреждения (рис.1.6.1), в сочетании с известными датами их образования, позволяют сделать вывод, что повреждения образованы не одномоментно.

Общие признаки повреждений стекол приведены в таблице 1.6.1, составленной по материалам обзора.

(таблица)

Из изложенного следует, что основываясь на признаках повреждений, все исследуемые стекла могут быть разделены на следующие группы:

наружные стекла с повреждениями круглой или почти круглой формы диаметром до 100 мм с четко выраженными краями, от которых не отходят радиальные трещины (см., например рис.2-4.6.1 и т.п.);
наружные стекла с повреждениями менее правильной округлой формы и меньшего размера, с четко выраженным кратером (см. рис.10.6.1);
наружные стекла с повреждениями в виде проломов, т.е. отверстий относительно большой площади, края которых не образуют однотипных геометрических фигур (см. рис.8.6.1, кв.3 и 6);
внутренние стекла, находившиеся против круглых отверстий в наружных стеклах, с напылением на них ( в обзоре И.Г.Петровской -3 случая) или отверстиями (в обзоре — 2 случая, в одном из которых от внутреннего стекла оказался отделенным «кругляк» стекла, соответствующий проделанному отверстию);
осколки стекол, собранные между рамами (только в 1 случае -ул.Дзержинского, 12, кв.13).

В обзоре подчеркивается, что ни в одном изо всех случаев не было обнаружено предметов, причинивших повреждения, или следов таких предметов. Некоторым исключением из этого являются только две квартиры по ул.Дзержинского, 12. В квартире 13 имеется балкон, на перилах которого лежал снег. На этом снегу против повреждения в стекле обнаружен след -«промятина». По данным метеорологической службы снегопад начался 30 декабря в 18 час. и закончился 1 января в 18 час. При этом в ночь с 30 на 31 декабря выпал 1 мм осадков, 31 декабря днем — 1 мм осадков, в ночь с 31 декабря на 1 января — 3 мм осадков (каждый 1 мм осадков, примерно, соответствует 1 см снежного покрова). Сопоставив эти данные с размерами «промятины» можно было бы получить некоторое представление о предмете, оставившем след и о времени ее образования. Поэтому сейчас можно утверждать только то, что время ее образования находится в пределах с 18 час. 30 декабря до утра 1 января. Напротив квартиры 3 на улице растет липа. На этом дереве в месте, соответствующем пересечению прямой, проведенной через отверстия в двух стеклах первого этажа, находились 2 свежих среза (или отлома). Отсутствующие части веток обнаружены не были. Вместе с тем, наличие и расположение указанных следов позволяют полагать, что они находятся в причинной связи с повреждениями стекол.

Поступившие на исследование стекла с повреждениями характеризуются следующими признаками.

Осколки, обнаруженные между оконными рамами кв.13 по адресу ул.Дзержинского, 12 представляют собой кусочки оконного стекла толщиной 2 мм разных размеров и формы. Часть их имеет форму остроугольных треугольников или секторов, совмещающихся по линиям разлома (рис.11.6.1).

Судя по совмещению, центральная зона повреждения представляет собой круглое отверстие с неровными зубчатыми краями диаметром около 5 мм. С одной стороны стекла отверстие окружено сплошным пояском чешуевидных сколов шириной 25 мм и имеет резко выраженную кратерообразную форму.

Отверстие окружено множеством мелких радиальных трещин длиной 17 мм, окончание которых находятся в толще стекла. Более крупные радиальные трещины доходят до краев осколков (линии их разлома по концентрическим трещинам).

Как явствует из названного отчета, данное повреждение было сформировано ранее, когда стекло еще находилось в раме окна кватиры 13 (см. рис.11 на стр.17 отчета и рис.10.6.1). Однако сравнение исследуемого повреждения с этим фотоснимком показывает, что они различаются по форме, размерам, расположению трещин и другим признакам. Такое несовпадение может объясняться смещением адресов при упаковке стекол.

Повреждение стекла окна лестничной клетки педагогического института показано на рис.12.6.1. Оно образовано в стекле толщиной 2 мм и имеет форму почти круглого отверстия диаметром 69-71 мм. Края отверстия достаточно ровные. На одной из плоскостей стекла участки вокруг краев отверстия покрыты чешуевидными сколами в виде незамкнутого пояска, в результате чего отверстие имеет небольшую кратерность с расширением в сторону плоскости стекла с поверхностными сколами по краям.

С одной стороны отверстия расположены две концентрические трещины. Оба конца одной из них примыкают к краям отверстия. У другой трещины к краю отверстия примыкает один конец.

В стекле толщиной 4 мм, находившимся в окне коридора педагогического института, повреждение выглядит как отверстие почти круглой формы с неровными краями (рис.13.6.1). Диаметр его — 29-33 мм. С одной стороны стекла отверстие окружено сплошным пояском чешуевидных сколов шириной от 7 до 14 мм. У отверстия хорошо выражена кратерность, направленная расширением в сторону поверхности стекла со сколами вокруг краев.

Все стекло разделено на три больших осколка радиальными трещинами, по которым осколки совмещаются. Концентрические трещины отсутствуют.

Два повреждения, образованных в стекле толщиной 3 мм, находившемся в окне кв.3 по адресу ул.Дзержинского, 12, при совмещении двух больших и двух малых осколков этого стекла характеризуются следующими признаками. Одно из них (рис.14.6.1) имеет форму почти правильного круглого отверстия диаметром 40-45 мм. Края отверстия относительно ровные. С одной стороны стекла по краям отверстия наблюдаются поверхностные сколы чешуевидной формы, образующие сплошной поясок шириной от 6 до 13 мм. На другой стороне стекла расположены такие же сколы, локализующиеся на участке размерами 14×20 мм. Отверстие имеет небольшую кратерность с расширением, направленным в сторону поверхности стекла с пояском вокруг отверстия.

Другое повреждение (рис.15.6.1) имеет неправильную форму, близкую к каплевидной. Его общие размеры 70×145 мм, а диаметр его фрагмента с округлыми краями — около 75 мм. Края этого фрагмента относительно ровные. С одной стороны стекла вдоль них наблюдаются поверхностные чешуевидные сколы шириной до 4 мм. Отверстие имеет небольшую кратерность, направленную расширением в сторону поверхности со сколами.

Оба повреждения соединены между собой трещинами. Располагавшийся ранее между ними осколок стекла отсутствует. Расстояние между центрами повреждений — около 265 мм.

Осколки стекла из окна кв.12 по адресу ул.Дзержинского, 12 (рис.16.6.1) не позволяют определить точную форму повреждения, хотя ориентировочно можно предполагать, что оно имело форму почти круглого отверстия диаметром 25-30 мм с выступающими в его просвет краями. Из четырех осколков, находившихся в упаковке с указанным адресом, три имеют толщину 2 мм, а один — 3 мм (на рис.16.6.1 он расположен в правом верхнем углу). Этот осколок, следовательно, принадлежит другому стеклу.

Судя по форме краев осколков толщиной 2 мм, отверстие имело кратерообразную форму, а вокруг него располагались радиальные и концентрические трещины. По одной из радиальных и одной из концентрических трещин два осколка совмещаются. Третий осколок общей линии разлома с ними не имеет.

Повреждение внутреннего стекла толщиной 4 мм из рамы парадной двери лестничной клетки педагогического института (рис.17.6.1) имеет форму отверстия округлой формы с незамкнутыми, относительно ровными краями (отверстие расположено на краю стекла). Диаметр отверстия — 70-80 мм. На одной из сторон стекла по краям отверстия имеются чешуевидные поверхностные сколы в виде прерывистого пояска шириной до 7 мм. У отверстия наблюдается небольшая кратерность, направленная расширением в сторону поверхности стекла со сколами вокруг краев.

Два осколка стекла толщиной 3 мм, обнаруженные между оконными рамами квартиры 94 по адресу Октябрьский проспект, 70, показаны на рис.18.6.1. Один из них имеет форму почти правильного круга без небольшого сегмента. Его диаметр 72-79 мм, длина хорды отсутствующего сегмента — 71 мм. Другой осколок имеет рассеченного поперек полумесяца длиной 63 мм и максимальной шириной 21 мм. В средней части осколка в толще стекла проходит концентрическая трещина. Оба осколка совмещаются по линии разлома -фрагментам концентрической и радиальной трещин.

На одной плоскости стекла по краям обоих осколков в разных участках выступают тонкие, чешуевидные пластинки. Края пластинок неровные, зубчатые. На другой плоскости внешние края осколков имеют поверхностные чешуевидные сколы. Поверхности разлома на внешних краях осколков имеют наклон 5-10° к плоскости стекла, в результате чего осколки имеют некоторую конусность.

При исследовании микрорельефа поверхностей разлома на всех описанных выше осколках стекла и краях повреждений установлено, что на поверхностях разлома по радиальным трещинам веерообразные неровности направлены широкими концами в сторону плоскостей стекла, имеющих кратеры и поверхностные сколы вокруг повреждений (рис.19.6.1). На поверхности разлома по концентрическим трещинам направления соответствующих особенностей микрорельефа — противоположное (рис.20.6.1).

Исследование напыления на стекле внутренней рамы окна квартиры 12 дома 12 по улице Дзержинского (рис.21.6.1) проводилось с целью установления его природы.

Изучение под стереомикроскопом МБС-2 показало, что напыление состоит из белых и желтоватых прозрачных частиц различной формы и размеров. Внешний вид частиц, многообразие их форм (остроугольные многогранники, иглы, пластинки и др.) характерны для частиц некристаллической (аморфной) структуры, твердость, прозрачность указывают на то, что напыление, по-видимому, представляют собой мельчайшие осколки стекла.

Для определения элементного состава частиц напыления был использован эмиссионный спектральный анализ при следующих условиях: спектрограф ИСП-30, ширина щели спектрографа 0.015 мм, ослабитель трехступенчатый с 10, 50 и 100% ступенями пропускания; генератор ДГ-2, режим работы генератора -дуга переменного тока, величина тока -18 А; экспозиция — до полного выгорания пробы; электроды угольные рюмочной формы; фотопластинки спектрографического типа ЭС чувствительностью 9 ед.ГОСТа; проявитель контрастный метолгидрохиноновый.

Были отобраны пробы по 1 шт.:

исследуемого напыления;
наружного стекла того же окна;
образца оконного стекла из коллекции лаборатории.

Пробы растирались в агатовой ступке, помещались в кратеры электродов, куда затем добавляли «носитель» NaF в смеси с угольным порошком (1:9).

В результате качественного спектрального анализа установлен следующий элементный состав проб (см. рис.23.6.1):

(таблица)

Указанный элементный состав и количественное соотношение основных компонентов характерно для стекла. Совпадение качественного состава исследуемой пробы с образцами оконного стекла позволяет отнести частицы напыления к оконному стеклу. Таким образом, в результате проведенного исследования установлено, что белое напыление на внутреннем стекле окна кв.12 дома 12 по ул.Дзержинского состоит из частиц оконного стекла.

Исследование двух липовых сучков (рис.22.6.1) проводилось с целью обнаружения на поверхности излома частиц посторонних веществ (предположительно металлов). С поверхности излома сучков были сделаны соскобы частиц дерева вместе с предполагаемыми загрязнениями. Для контроля состава дерева были сделаны соскобы с поверхности сучков, удаленных от излома. Отдельно был взят соскоб поверхности на изломе, прилегающем к коре (на одном сучке). Одинаковые по весу пробы помещались в кратеры угольных электродов, затем озолялись в муфельной печи при температуре 450°С до получения зольного остатка. После этого в кратеры с пробами добавлялось одинаковое количество угольного порошка. Полученные таким образом пробы подвергались эмиссионному спектральному анализу при условиях, аналогичных вышеописанным условиям анализа стекла.

В результате качественного анализа (см. рис.23.6.1) в пробах с поверхности излома на обоих сучках элементы, не характерные для элементного состава самой древесной массы (Mg++, Al++, Si+, Fe++, Ti+, Cu-сл, Ba+, Mn-сл), обнаружены не были. Не установлено также на изломе повышенного содержание какого-либо из элементов основы. Таким образом, проведенное исследование показало, что каких-либо посторонних металлов на поверхности излома двух липовых сучков не имеется.

Наблюдаемые на исследуемых стеклах признаки повреждений (их очертания, размеры, кратерообразная форма, расположение радиальных и концентрических трещин, рисунки микрорельефа на краях отверстий и поверхностях разломов по этим трещинам) являются типичными для повреждений оконных стекол в результате резкого механического воздействия (удара) предметом с ограниченной поверхностью. Такие признаки обычно наблюдаются во всех случаях пробивания стекол и описаны в криминалистической литературе (список литературных источников прилагается). Размеры и форма повреждений при этом зависит от ряда условий и их сочетаний: размеров и формы воздействующего на стекло предмета, его массы и скорости, угла встречи с поверхностью стекла, площади стекла и его толщины, способа и качества крепления стекла в раме, его физических свойств (главным образом, внутренних напряжений, как остаточных, возникших при изготовлении стекла, так и приобретенных им при установке в раму вследствие неравномерного крепления сторон, нелинейности относительно опорной плоскости или пазов рамы).

В основном, закономерности образования таких повреждений следующие: чем свободнее от внутренних напряжений стекло, тем более правильные круглые отверстия образуются при пробивании его круглым телом, что объясняется самим изотропным состоянием стекла. И наоборот, чем больше в стекле внутренних напряжений, тем вероятнее образование в стекле повреждений неправильной формы при прочих равных условиях. К подобному же результату приводят и повреждения стекла предметами неправильной формы. При пробивании стекла круглыми твердыми предметами (стальными шариками, свинцовой картечью), имеющими массу в несколько граммов и небольшую скорость (50- м/сек), в стекле обычно образуются сквозные повреждения (отверстия) круглой формы с диаметром меньшим, чем диаметр предмета и кратером с обратной стороны стекла. Эти отверстия образуются только за счет передачи энергии летящего предмета малой площади поверхности стекла. Сам предмет от стекла рикошетирует, не проходя через отверстие. Радиальные и концентрические трещины вокруг таких отверстий обычно либо невелики, либо отсутствуют.

При более высокой скорости предметов (примерно 70-100 м/сек) образование пробоины сопровождается образованием радиальных и концентрических трещин, часто с выпадением осколков по этим трещинам, вследствие чего образуется круглое отверстие значительного диаметра, определяемого радиусом последней концентрической трещины. При этом сами предметы также обычно рикошетируют, не успевая проникнуть в пробоину.

На вторых стеклах рам против пробоин в этих случаях остаются обычно следы в виде напылений мелких частиц стекла. Иногда более крупные частицы пробитого стекла образуют во втором стекле пробоину меньшего диаметра, чем в первом стекле.

При определенных сочетаниях небольших скорости и массы предмета, ударяющих в стекло, и направлении его движения, близком к перпендикулярному, упругие колебания и симметричный прогиб стекла в зоне удара приводит к образованию концентрической трещины и пробоины, имеющих форму окружности или эллипса (подобно показанным на рис.12, 24.6.1). Разрушение стекла по такой трещине сопровождается выпадением осколка соответствующей формы (подобно показанному на рис.18.6.1).

При еще более высоких скоростях предметов (сотни м/сек), характерных, например, для огнестрельных снарядов (пуль), образованные пробоины характеризуются обычно небольшим диаметром, правильными круглыми формами, симметричными радиальными трещинами, крутыми кратерами, раздроблением стекла на краях пробоин, расположенных за ними на линии полета.

При воздействии на стекла предметов с достаточно большой массой (десятки и сотни грамм) при разных скоростях их движения обычно образуют пробоины разных форм вплоть до проломов большой площади. При этом пробиваются все стекла рам, а сами предметы обычно оказываются за плоскостями пробитых стекол.

В исследуемых случаях, судя по материалам обзора И.Г.Петровской, при наличии повреждений в виде пробоин наружных стекол, внутренние стекла остались целыми. Это позволяет исключить воздействие на них предметов большой массы и предположить единственно возможное в данном случае, что на стекла воздействовали предметы небольшой массы и сравнительно небольшой скорости, и что форма повреждений образовалась за счет внутренних напряжений стекла. Такое предположение полностью согласуется с наличием в других стеклах того же здания и даже в стеклах тех же самых окон (ул.Дзержинского, 12) повреждений в виде круглых отверстий, образованных предметами небольшой массы при небольшой скорости.

Исходя из закономерностей образования повреждений, сами предметы, образовавшие повреждения, могли быть обнаружены только в случаях пробивания как наружного, так и внутреннего стекол рам. По материалам обзора таких случаев всего два: Октябрьский проспект, 70, кв.94 и ул.Пушкинская -лестничная клетка пединститута. Необнаружение предметов в этих случаях может объясняться недостаточно внимательным осмотром мест происшествий.

Судя по особенностям исследуемых повреждений предметами, вызвавшими их образование, были небольшие твердые тела шарообразной или близкой к ней формы, летящие со скоростью до 100 м/сек.

Условия метания таких тел с указанной скоростью обеспечивается применением простейшего метательного приспособления, именуемой рогаткой.

Применение рогатки в рассматриваемых случаях согласуется не только с признаками пробоин, формой тел и их скоростью, но также с ориентацией пробоин на местности (рис.1.6.1), разномоментностью их образования, наличием следа в виде «промятины» против окна по адресу ул.Дзержинского, 12, кв.13 и обломанными сучками липы напротив кв.3 того же дома.

Для проверки практической возможности получения повреждений стекол, соответствующих исследуемым, были проведены эксперименты, состоящие в пробивании оконных стекол разной толщины (от 2 до 4 мм) стальными и свинцовыми шариками диаметром от 5 до 8 мм, выпущенными из рогатки. Стекла укреплялись в рамах, по возможности, без создания в них дополнительных внутренних напряжений, Направление метания предметов относительно стекол было близким к перпендикулярному, а скорость встречи шариков со стеклами изменялась как натяжением резины, так и изменением расстояния до стекол. Величины скорости при экспериментах не фиксировались, ввиду отсутствия технических средств, позволяющих это делать при стрельбе из метательных приспособлений.

В ходе экспериментов, при некоторых сочетаниях указанных выше условий, были получены повреждения стекол разных форм от близких к круглым до проломов. Круглые пробоины соответствовали исследуемым по форме, размерам, наличием кратеров, чешуевидных поверхностных сколов и пластинок на краях отверстий и осколков, а также наличию, расположению и направлению веерообразных деталей микрорельефа на краях отверстий и поверхностях разлома осколков по радиальным и концентрическим трещинам (рис.25-29.6.1).

Результаты исследований позволяют считать поставленный вопрос решенным.

ВЫВОДЫ

1. Исследованные повреждения стекол окон жилых и служебных зданий в г.Петрозаводске образованы в результате стрельбы металлическими шариками из метательного приспособления (приспособлений), известного под названием рогатки.
2. Напыление на стекле внутренней рамы окна квартиры 12 по адресу ул.Дзержинского, 12, является частицами оконного стекла, выбитыми из зоны разрушения стекла наружной рамы.
3. На кусочках древесины (липовых сучках) не имеется следов металлов, не входящих в состав древесной массы.

Заместитель начальника отдела
криминалистических исследований
кандитат юридических наук
А.И.Устинов

Старший научный сотрудник отдела
криминалистических исследований
кандидат юридических наук
В.В.Филиппов

Старший научный сотрудник отдела
физических и химических исследований
кандидат юридических наук
Т.Ф.Одиночкина

Замечания к Справке по исследованию No 32

ВНИИ МВД от 31 марта 1978 г.

1. В письме Академии наук СССР (М 200-633/72 от 8.02.78 г.) содержалась просьба провести баллистическую экспертизу случаев образования отверстий в оконных стеклах г.Петрозаводска. К сожалению, такая экспертиза не проведена. Авторы исследования ограничились только баллистическим экспериментом, а конкретные случаи не были исследованы. Никаких выводов о траектории повреждающего агента в исследовании не содержится. А данные траектории, содержащиеся в исходных материалах, не были приняты во внимание.

2. В тексте Справки имеются существенные неточности. Так, Осколки, показанные на рис.11.6.1 никак не связаны с отверстием в кв.13 рис.10.6.1 Стекло с отверстием из кв.13 сохранилось и находится на исследовании во Всесоюзном научно-исследовательском институте метрологической службы Госстандарта СССР. Осколки, показанные на рис.11.6.1 — случайные, они принадлежат различным стеклам, вероятно, в большинстве своем стеклу из кв.3 по ул.Дзержинского. Поэтому сопоставление их с отверстием, рис.10.6.1, совершенно неправомерно.

3. В Справке содержится категорический вывод о том, что исследуемые отверстия образованы в результате металлического шарика, выпущенного из «метательного приспособления (приспособлений) известного под названием рогатки». Этот вывод представляется неубедительным на основании следующего:

3.1. Экспериментальные отверстия (рис.25.6.1, 26.6.1) отличаются от исследуемых (рис.3.6.1, 12.6.1). Возможность образования подобных совершенно круглых отверстий без выломов не была подтверждена в экспериментах. В приведенной репродукции из литературных источников также показано круглое отверстие с выломами. Примеры образования совершенно круглых отверстий (подобных рис.3.6.1, 12.6.1) отсутствуют.

3.2. Для исследуемых отверстий характерно отсутствие радиальных трещин. Как отмечается в обзоре И.Г.Петровской, даже для отверстий, имеющих неправильную форму, радиальные трещины отсутствовали сразу после образования отверстий; трещины появились позднее. Для механизма, рассматриваемого авторами Справки, трещины появляются сразу, одновременно с образованием отверстия.

3.3. Ряд отверстий в исследуемых стеклах (кв.3 по ул.Дзержинского, 12, наружное и внутреннее стекла из вестибюля пединститута, стекло из фрамуги коридора пединститута) имеют совершенно гладкие на ощупь, как бы «оплавленные» или «отшлифованные» края. Отверстия, образуемые при ударном механизме, имеют острый край. Возможность образования гладкого скола при ударном механическом воздействии в Справке не обсуждается.

3.4. Согласно исследованиям В.В.Ковальского (Институт геологии Карельского филиала АН СССР), выполненным с помощью электронного микроскопа с увеличением 20000х, микроструктура скола в исследованных стеклах отличаются от микроструктуры стекла, полученного при разбивании стекла за счет механического воздействия. Это серьезный аргумент, который нуждается в тщательной проверке. Такая проверка проведена не была. Результат В.В.Ковальского попросту игнорируется.

3.5. Остается необъясненным образование напыления на внутреннем стекле против отверстия в наружном. Данные спектрографического анализа показывают, что напыление представляет собой частицы того же стекла без посторонних примесей. Повидимому они действительно связаны с раздроблением наружного стекла. Однако возможность получения мелкой, крошкообразной фракции при ударе металлического шарика о наружное стекло остается сомнительной. Экспериментально возможность образования напыления при рассматриваемом механизме не подтверждена.

3.6. Ни в одном случае шарик, пробивший отверстие не был обнаружен. Это представляется удивительным. Даже если допустить, что во всех случаях стрелявшим из рогатки удалось добиться рикошетирования шарика от наружного стекла на улицу, остается необъясненным, почему они не были обнаружены в случае 1 января 1978 г. на ул.Дзержинского, где милицией был проведен тщательный поиск вскоре после происшествия (утром того же числа).

3.7. Остается неясным связь массового образования отверстий в доме 12 по ул.Дзержинского со взрывом, который слышали потерпевшие и сотрудники милиции.

3.8. Особый интерес представляет отверстие в оконных стеклах наружной и внутренней рамы в кв.94 по октябрьскому проспекту, 70. Согласно Справке, образование отверстий во внутренних стеклах на основе предложенного механизма объясняется следующим образом: «Иногда более крупные частицы пробитого [наружного] стекла образуют во втором стекле пробоину меньшего диаметра, чем в первом стекле». Между тем, в рассматриваемом случае отверстие в наружном стекле имеет диаметр 50 мм, а размер отверстия во внутреннем стекле 70×90 мм. Если объяснять образование отверстия во внутреннем стекле ударом того же шарика, следует принять во внимание траекторию [его] движения. Прямая, соединяющая центры отверстий, наклонена под углом 30° к горизонту. Окно расположено на 5-ом этаже здания и выходит в сторону Онежского озера. Шарик, выпущенный из рогатки с поверхности Земли, должен был подняться выше 5-го этажа и, двигаясь по нисходящей ветви траектории, пробить оба отверстия в наружной и внутренней рамах кв.94. При этом следует учесть потерю убойной силы на нисходящей ветви траектории.

Далее, шарик, пробивший оба отверстия, не мог рикошетировать на улицу. Между тем, при тщательном осмотре он не был обнаружен в квартире или между рамами.

В любом случае, при ударном механическом воздействии невозможно объяснить выпадение целого «кругляка» из внутреннего стекла. Во всяком случае, в Справке такая попытка не предпринимается.

Следует также принять во внимание результаты исследования микроструктуры выпавшего «кругляка», выполненного В.В.Ковальским, согласно которым микроструктура в точках круглого скола отличается от микроструктуры скола на хорде «кругляка», что объясняется разными условиями их образования.

Все эти вопросы в Справке не рассматриваются. Вообще, случай в кв.94, во многих отношениях наиболее интересный, конкретно не исследовался. В Справке он не обсуждается (дано только описание отверстий, а механизм их образования конкретно, применительно к данному случаю не рассматривается).

На основании изложенного в п.п. 1-3, результаты исследования, проведенные ВНИИ МВД нельзя считать окончательными.

Учитывается также, что выводы, содержащиеся в Справке, не согласуются с результатами исследования, проведенного во ВНИИ Метрологической службы Госстандарта СССР, необходимо провести дополнительные исследования.

Ст.научный сотрудник ГАИШ
к.ф.-м.н.
Л.М.Гиндилис

Ст.инженер ИКИ АН СССР
И.Г.Петровская

Документ взят тут: http://vip.karelia.pro/Petrozavodskiy-fenomen


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста