История Красной шапочки возникла во времена столь далёкие, что никто и не берётся утверждать когда именно. Но именно народ её и сложил. Так что «Красная шапочка» в первую очередь народный эпос. Во всяком случае первое упоминание об этой истории про девочку, отправившуюся навестить бабушку и повстречавшую на дороге волка, было зафиксировано в Тироле и предгорьях Альп — там она была известна по крайней мере с XIV века.

Её рассказывали по всей Европе — и в домах простолюдинов, и в замках знати. Собственно, это было множество историй: на севере Италии внучка несла бабушке свежую рыбу, в Швейцарии — головку молодого сыра, на юге Франции — пирожок и горшочек масла; в одних случаях победителем оказывался волк, в других — девочка.
И вот в 1697 году в Париже некто Шарль Перро опубликовывает первую литературную версию этой старой народной сказки в Париже — в книге «Сказки матушки моей Гусыни, или Истории и сказки былых времён с поучениями», посвящённой принцессе французского королевского дома.

Перро взял за основу один из вариантов, нарядил безымянную девочку в чепчик-«компаньонку” из алого бархата и одарил именем — Красная Шапочка. Надо сказать, что во Франции рубежа XVII–XVIII веков, когда социальные различия в одежде были строго регламентированы, такие головные уборы носили только аристократки и женщины
среднего класса. Простая деревенская девочка, запросто ходившая в бархатном чепчике вызывающего цвета, да ещё — вопреки наказам матери — вступавшая в разговор с незнакомцем, явно о себе много понимала. Поэтому в финале волк преподавал жестокий урок всем ветреным барышням: он «набросился на Красную Шапочку и проглотил её”.
Галантный автор венчал «милую безделицу” (так он называл свою сказку) моралью:
Детишкам маленьким не без причин
(А уж особенно девицам, красавицам и баловницам),
В пути встречая всяческих мужчин,
Нельзя речей коварных слушать, —
Иначе волк их может скушать…

Популярность книги Перро была удивительной, хотя сам 69-летний автор, видный королевский чиновник и член Французской Академии, опасаясь насмешек, вначале не решился поставить собственное имя на сборнике, поэтому впервые «Сказки матушки Гусыни» вышли в свет за подписью 11-летнего сына писателя — Д’Арманкура.

Но оставим на время Перро и заглянем чуть вперед в 1812-й год, когда в немецком Касселе филологи братья Вильгельм и Якоб Гримм представили свою версию «Красной Шапочки», объединив устные рассказы, сказку Шарля Перро, а также стихотворную пьесу «Жизнь и смерть Красной Шапочки», написанную в 1800 году немецким писателем-романтиком Людвигом Тиком (именно Тик ввёл в историюохотника, спасающего девочку и бабушку из брюха волка).

 

2. А знаете ли вы что…

 

Братья Гримм довольно жестоки в сюжете про Красную шапочку:
— Бабушка Шапочки живёт не в другой деревне, а в самом лесу.
— Шапочка несёт бабушке пирог и бутылку вина (!)
— Мать Красной шапочки перед её выходом строго напутствует её: «Иди скромно, как полагается; в сторону с дороги не сворачивай, а то, чего доброго, упадёшь и бутылку разобьёшь, тогда бабушке ничего не достанется. А как войдёшь к ней в
комнату, не забудь с ней поздороваться, а не то чтоб сперва по всем углам туда да сюда заглядывать”.
— Волк с упрёком говорит девочке, что она идёт, «будто в школу торопится”, предлагает «весело провести время в лесу” (!!)
— Съев бабушку, волк не просто ложится в её постель, а предварительно надевает платье и чепец (вам это ничего не напоминает?).
— Увидев волка, охотник берёт ножницы (!!!) и вспарывает спящему брюхо.
— Когда бабушка и Шапочка оказываются на свободе, то охотник набивает волку брюхо большими камнями. Проснувшись, волк хочет
удрать, но тяжёлые камни тянут вниз, и он падает замертво.

Ну ка скажите мне — вы помните такие нюансы из «Красной шапочки»? Лично я нет.

Но это ещё не конец этой «доброй» сказки…
После того как каждый из победителей получает свою награду: охотник уносит домой снятую с волка шкуру, бабушка, съев пирог и выпив вина, поправляется, а Красная Шапочка выучивает жизненный урок: «Уж с этих пор я никогда не буду сворачивать одна с большой дороги без материнского позволения”. После всего этого девочка встречает в лесу ещё одного волка(!), и эта встреча оказывается для него роковой: Красная Шапочка и бабушка без чьей-либо помощи топят глупого злодея в корыте(!!).
Но рассказ о втором волке в ХХ веке был забыт, он упоминается далеко не во всех современных изданиях сказок братьев Гримм. В сущности, это сиквел, история о совсем другой девушке — более опытной, правильной, выучившей уроки «предыдущей серии”.

 

3. Сколько людей, столько мнений…

 

Вначале публикации этой сказки она совершенно не пользовалась успехом в «народных массах», но после доработок сказки Братьями Гримм она разошлась на «ура». Сказка стала притчей во языцах и многие стали искать в неё скрытые подсмыслы и вторые планы.
А поскольку сказки братьев Гримм вышли в год победы над Наполеоном, в 1812 году, а собирались в то время, когда земли Рейна находились под французской пятой, некоторые исследователи в волке усматривали французского «злоумышленника”, в Красной Шапочке — страдающий немецкий народ, а в охотнике — ожидаемого бескорыстного освободителя. А спустя век идеологи Третьего рейха, объявившие «Детские и домашние сказки» братьев Гримм священной книгой(!), на полном серьёзе писали, что Красная Шапочка воплощает немецкий народ, преследуемый волком еврейства(!!).

Сами Гриммы, глубоко религиозные люди, видели в Красной Шапочке единый символ возрождения — схождения во мглу и преображения. Через сто лет развивавшие эту идею христианские исследователи объявили Красную Шапочку олицетворением страстей человеческих: тщеславия, корысти и скрываемой похоти. В волке эти же страсти воплощены явно и определённо. Лишь освобождённая из волчьего брюха, как бы рождённая заново, девушка преображается.

Неомифологи утверждали, что сказка отражает смену природных явлений: живущая в лесу в домике «под тремя большими дубами” бабушка — это мать природа, Красная Шапочка — солнце, волк — зима, а охотник — новый год.

Неоязычники считали наиболее положительным персонажем сказки волка. Красный цвет головного убора девочки представлялся им воплощением опасности, а бабушка, живущая в дремучем лесу, вызывала ассоциации с Бабой-ягой и богиней смерти древних германцев (кстати, пироги и вино являлись обычным жертвоприношением покойникам и иным представителям загробного мира у всех индоевропейцев). Так что волк казался им чем-то вроде героя-первопредка, пытавшегося освободить мир от смерти и павшего жертвой в неравной борьбе.

Ещё кое-что интересное про волка…
Изначально в устной традиции сказки о Красной Шапочке волк был не просто зверем, а оборотнем (!) (именно отсюда — его умение говорить человеческим голосом и удачные попытки замаскироваться под бабушку).

Напротив люди XIX века видели в Красной Шапочке чистый образ.
А ХХ век сделал из Красной Шапочки бренд и диагноз. Так, в 30-е годы сторонники ученика Фрейда Эриха Фромма заявляли, что Красная Шапочка — вполне созревшая девица, и её головной убор — символ физиологической зрелости. Предупреждения матери не сворачивать с дороги и остерегаться разбить бутылку являются предостережениями против случайных связей и потери девственности. Главные герои сказки — три поколения женщин. Волк, воплощающий в себе мужское начало, — это «безжалостное и коварное животное”, а охотник — условный образ отца Красной Шапочки. В целом история рассказывает о триумфе женской половины человечества над мужской и возвращает читателя в мир матриархата(!).

В 60-е, в эпоху сексуальной революции и расцвета феминизма, исследователи заговорили о том, что проглатывание — это изнасилование. При этом девушка сама(!) провоцирует волка на активные действия: носит яркую шляпку, заговаривает с незнакомцем, развлекается в лесу… В то же время волк оказывается трансвеститом (переодевание в одежду бабушки) и втайне завидует женской способности к беременности. Именно поэтому он проглатывает бабушку и внучку целиком, делая попытку поместить живых существ в свой живот. В конце волка убивают камни — символы стерильности, что является насмешкой над желанием поиграть в роженицу…

 

4. Фольклорный сюжет.

 

Однажды мать велела своей маленькой дочке отнести бабушке хлеба с молоком.
В лесу к девочке подошел волк и спросил, куда она идет.
— К бабушке, — ответила та.
— А по какой тропинке ты пойдешь — по той, что с иголками, или той, что с колючками?
— По той, что с иголками.
И тогда волк побежал по тропе с колючками и первым добрался до бабушкиного дома. Он убил бабушку, сцедил её кровь в бутыль, а тело разрезал на куски и разложил их на блюде. Потом он надел бабушкину ночную рубашку и залез ждать в кровать.
Тук-тук.
— Заходи, милая.
— Здравствуйте, бабушка. Я вам принесла хлеба с молоком.
— Поешь и сама, милая. В кладовке стоит мясо и вино.
Пока девочка ела мясо, кошка зашипела на неё и сказала:
— Не ешь плоть своей бабушки!
Волк кинул в кошку туфлёй, но не попал. Когда девочка стала пить ‘вино’ и пожаловалась, что оно слишком солёное, кошка зашипела ещё громче и закричала:
— Перестань пить кровь своей бабушки!
Вторая туфля (а они были велики размером и выточены из дерева), брошенная волком, попала в кошку и убила её.
После этого волк сказал:
— Раздевайся и ложись рядом со мной.
— А куда мне деть фартук?
— Брось его в огонь, он тебе больше не понадобится.
Девочка задавала тот же вопрос обо всех своих одёжках: о юбке, кофте, нижней юбке и чулках, — волк каждый раз отвечал:
— Брось в огонь, они тебе больше не понадобятся.
Когда девочка залезла в постель, она сказала:
— Ой, бабушка, какая вы волосатая!
— Это чтоб мне было теплее, дитя мое.
— Ой, бабушка, какие у вас широкие плечи!
— Это чтобы было легче носить хворост, дитя мое!
— Ой, бабушка, какие у вас длинные ногти!
— Это чтобы было удобнее чесаться дитя мое!!
— Ой, бабушка, какие у вас больше зубы!
— Это чтобы поскорее съесть тебя, дитя мое!
И он взял и съел её.

Таким образом кончается большинство записанных вариантов, хотя в некоторых девочка при помощи хитрости убегает от волка.

Источник


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста