| Источник

На бункер «Вольфшанце» не падали бомбы ?!Осенью 1940 года в глухом лесном углу Мазурского поозерья, там, где сходились когда-то границы Восточной Пруссии, захваченной нацистами Польши и СССР, в семи километрах от старинного городка Растенбург (ныне Кентшин), развернулось ускоренное строительство под плотной завесой секретности. Здесь в рекордно короткие сроки, в абсолютной секретности была построена Главная военная ставка фашистской Германии «Вольфшанце» — «Волчье логово».

«Вольфшанце» — это около 80 различных строений, расположившихся на сравнительно небольшой лесистой территории. Среди них семь тяжелых бункеров, несколько средних и десятки легких, именовавшихся бараками. Они представляли собой одноэтажные здания из бетона с плоской крышей и окнами, закрывающимися стальными ставнями.

Тяжелые строения служили в основном для защиты от воздушных налетов. Их размеры колоссальны: длина и ширина по 30-50 метров, высота до двадцати. Толщина стен составляет 4-6 метров, а потолка 6-8. В бункере Гитлера стены были толщиной до 12 метров! Дополнительно потолки укреплены защитными броневыми листами.

Самым крупным сооружением был бункер Гитлера, имевший в проекции П-образную форму. С фасада бункера есть две входные двери, ведущие в длинный поперечный коридор, из которого можно пройти в два конференц-зала площадью 150 и 200 квадратных метров. С «Волчьим логовом» связаны две мистические тайны. Первая — это провал покушения на Гитлера графом фон Штауффенбергом, вторая — странная неуязвимость «Волчьего логова» с воздуха.

Гитлер больше всего боялся нападения с неба, но опасность пришла к нему по земле. Ранним утром 20 июля 1944 года граф фон Штауффенберг, начальник штаба сухопутных сил резерва, вылетел с берлинского аэродрома Рангсдорф в Растенбург, чтобы убить Гитлера. Это была сорок вторая серьезная попытка покушения на фюрера. Все предыдущие провалились. Трудно было найти человека, менее подходящего по своим физическим данным для покушения на Гитлера, чем граф фон Штауффенберг.

В апреле 1943-го в Тунисе во время налета британской штурмовой авиации он был тяжело контужен, потерял глаз, правую руку. На левой руке осталось только три пальца. По состоянию здоровья полковник Штауффенберг был переведен с фронта в штаб сухопутных сил резерва. Прибыв в «Волчье логово», Штауффенберг доложил о себе генерал-фельдмаршалу Кейтелю. И здесь началась прямо-таки мистическая цепочка случайностей, которая спасла жизнь вождю Третьего рейха.

Первая. От Кейтеля граф фон Штауффенберг узнал, что из-за жары совещание состоится не в бункере, как планировалось, а на поверхности, в легком деревянном бараке. Взрыв в закрытом помещении уничтожил бы всех находившихся там, а в легком деревянном домике для успешного завершения операции бомба должна была находиться почти вплотную к фюреру.

Вторая. Штауффенберг попросил разрешения сменить после дороги рубашку и прошел в приготовленную для него комнату. Там полковник начал готовить взрыватели. Делать это одной левой рукой, на которой сохранилось всего три пальца, было очень сложно. Только граф приготовил первое взрывное устройство, как в комнате появился адъютант Кейтеля и сказал, что заседание начнется через несколько минут. Нужно торопиться. Вторая бомба осталась без взрывателя, и вместо двух килограммов взрывчатки в портфель был положен только один.

Третье. Когда Штауффенберг вошел в домик, совещание уже началось. Участники расположились за дубовым столом. Полковник сел справа от фюрера. Во время доклада о положении на Восточном фронте Штауффенберг поставил портфель с бомбой на стол вблизи от Гитлера и за пять минут до взрыва вышел из помещения. Именно в этот момент один из участников совещания снял портфель с бомбой, который закрывал ему карту, и поставил его под стол. Взрыв разнес барак в щепки, многие офицеры были ранены, а четыре человека убиты. Гитлер отделался царапиной и порванными брюками.

С «Волчьим логовом», как часто называли бункер Гитлера, связана еще одна мистическая тайна. О ней рассказал исследователь Второй мировой войны писатель Николай Черкашин. Он побывал на территории взорванного бункера. Исследователю показалось, что он видит бетонный слепок, снятый, словно посмертная гипсовая маска, с лица гитлеризма, и он решил познакомиться с создателем «Вольфшанце» господином Ренцем. Приехав во Франкфурт-на-Майне, он позвонил архитектору и услышал от его старшего сына, что Ренц никогда не строил «Вольфшанце».

На этом телефонном разговоре и закончилось бы расследование Черкашина, если бы не выяснилось, что старший сын архитектора — востоковед, а Николай Андреевич в молодые годы обследовал ламаистские дацаны в Бурятии. Именно увлечение Востоком и позволило исследователю встретиться с Ренцем.

И вот что рассказал этот человек: В феврале 1940 года, перед отправкой на строительство новых аэродромов в бывшей Польше, я заехал во Фронау к своему гуру, учившему меня дыханию йогов. Он попросил зайти завтра и быть готовым к встрече с очень важным человеком. Я знал, что здесь несколько раз бывал сам фюрер. Правда это случилось до того как он стал рейхсканцлером. Гуру предсказал eму тогда победу на выборах в рейхстаг с точностью до одного голоса. И фюрер потом весьма благоволил к нему.

В назначенный час я с волнением приблизился к воротам кумирни во Фронау, украшенным каменными слонами. Бритоголовый служка провел меня в комнату для почетных гостей. Я ожидал увидеть Гитлера, но напротив гуру сидел в наброшенной поверх черного мундира оранжевой мантии Гиммлер. Гуру предложил мне сесть, я продолжал стоять, пока рейхсфюрер СС не повторил приглашение хозяина дома. Разговор был недолгим. Рейхсфюрер спросил, готов ли я выполнить ответственное задание.

Мне предлагалось отправиться в Тибет и там произвести геодезическую съемку одного объекта. Что за объект, я должен был узнать на месте. Лететь пришлось через Россию. Сделав промежуточные посадки под Москвой, в Омске и Хабаровске, немецкий тяжелый «Дорнье» приземлился в Харбине. Еще один перелет уже на легком японском самолете, Ренц и его тибетский проводник Дагма оказались перед тропой, ведущей к высокогорному монастырю. Его название можно было перевести двумя словами — «Хранимый небом». До него путники поднимались одиннадцать дней и оказались на высоте пять километров над уровнем моря.

— Монастырь «Хранимый небом» открылся короткой цепью грубых построек с покатыми стенами. И только золоченое навершие главного храма ослепительно сияло на густо-синем высотном небе, — вспоминал Ренц. — В нем хранилась каменная святыня — кусок базальта, похожий на сердце мамонта. Вокруг дугана, главного храма, располагались сумэ — часовни. Дутан и одно из сумэ опоясывала пешеходная тропа, повторявшая очертания «сердца». Я обошел по тропе храм, а затем тропу, дутан и сумэ перенес на свой планшет. Вернувшись в Германию, я отдал гуру план монастыря.

После окончания войны Ренц приехал в ставку «Вольфшанце». На информационном щите он увидел план главной ставки Гитлера — он один к одному повторял чертеж монастыря «Хранимый небом». Главный храм и часовня находились внутри кольцевой тропы монастыря. Бункер фюрера — дутан и домик Бормана сумэ также опоясывала дорожка, имевшая форму сердца. Бункеры Гиммлера, Геринга, Геббельса, Шахта располагались в точном соответствии с местоположением малых храмов тибетского монастыря. Снятый архитектором план монастыря стал основой для планирования «Волчьего логова»!

Планы многих тибетских монастырей имеют магическое значение, в их основе лежит принцип мандалы — символического чертежа устройства мира. Гиммлер, направляя архитектора в тибетский монастырь «Хранимый небом», уверял Гитлера, что «Волчье логово» будет недосягаемо для авиации, так как оно расположено в трансформированном пространстве, приподнято над землей до уровня высокогорного монастыря «Хранимый небом», и все вражеские самолеты пролетают не над бункерами, а под ними. Над этим можно смеяться, но, как уверяет Николай Черкашин, за всю войну на «Волчье логово» не упала ни одна бомба.

 

Автор статьи: Михаил Борисов


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста