| Источник

Несмотря на то, что древнейшая цивилизация Ассирии оставила на память о себе и в назидание потомкам огромное количество глиняных, каменных, медных, серебряных пластин-летописей, мы знаем о её исторической эволюции не так уж много. Причина банальна. Правящие верхи города-государства Ашшур и мегаполисов Ниневия, Харрас, Керкемиш, прежде чем в 609 году до н. э. их уничтожили непримиримые враги, Вавилон и Мидия, столетиями занимались лакировкой действительности, выставляя её в мифологически-мистическом свете.

 

Ашшурбанипал охотится на льва Ашшурбанипал охотится на льва Ашшурбанипал охотится на льва Ашшурбанипал охотится на льва

Ашшурбанипал охотится на льва Ашшурбанипал охотится на льва Ашшурбанипал охотится на льва Ашшурбанипал охотится на льва

В результате каждый современный учёный вынужден предлагать любознательной публике собственную концепцию, в лучшем случае дотягивающую до красивой гипотезы. Поэтому, обобщив несколько точек зрения, попробуем ответить на труднейший вопрос: чем же всё-таки была ассирийская империя?

Итак, третье тысячелетие до нашей эры. Ассирия пока ещё называется Алум-Ашшур (Община бога Ашшура). Располагается на компактном участке желтоватой плодородной земли. Население – семиты-аккадцы и «черноголовые, неизвестно кто» шумеры. Зная языки друг друга, прекрасно уживаются. На одном из народных сходов решают, что шумерский язык должен стать языком избранных, посвященных – самых образованных, зажиточных. Общественный строй коллективистский. Земля, вода, скот, продовольствие на равных принадлежат всем. Но предметы роскоши распределяет так называемый Дом общинного совета знати, кроме того сроком на год назначающий казначея, и пожизненно, если оправдает доверие царя.

Царём быть не так-то просто. Он не абсолютный владыка, могущий по прихоти казнить и миловать. Он, что важнее всего, полностью подотчётный и беднякам, и богатеям Светоч веры, Главный жрец неотвратимой судьбы, ежегодно проходящий обряд очищения, изощрённо-своеобразный, унизительный, жестокий. Монарха, словно пса, на цепи водили по улицам, оплёвывали, высмеивали, обливали нечистотами. Если мученик выдерживал издевательства, то продолжал вести праздную, ни к чему не обязывающую жизнь, носить шелка, вкушать изысканную пищу, иметь сорок юных наложниц, просторные покои, бассейн с подогреваемой водой.

Случались казусы. Один из временщиков, послав на улицу вместо себя брадобрея, предался привычному чревоугодию и… умер от несварения. Брадобрей же, достойно пройдя испытания, из лачуги перебрался во дворец. Правил этот Худулламан I тридцать лет, сумев поставить на поток прибыльную торговлю рабами, зерном, маслом, керамической посудой, создать мобильную, отлично вооружённую армию, дать бездомным жилища, хлеб, соль, циновки, одеяла.

Британский историк Пол Дэвис, очевидно, не без оснований называет город-государство Ашшур династии выборных царей «колыбелью древнеассирийского великодержавия», о которой прозорливый фараон Эхнатон сказал: «Стан черноголовых перевернёт существующий порядок Вселенной». И впрямь, за каких-то сто лет, благодаря титаническим усилиям самодержца-деспота Ашшурубалита I и его не в меру жестоких последователей-завоевателей, скромный город Ашшур разросся до непобедимой империи, подминающей, прибирающей к рукам процветающие, отнюдь не слабые государства. Величайшая держава Вавилон подобострастно распласталась у ног ашшуритов, выдавая замуж за ассирийских венценосных юношей своих царственных девушек, платя баснословную дань, обслуживая и питая некогда презираемый народ.

Пол Дэвис пишет: «Над имперскими амбициями время не властно. Можно не изучать новейшую историю, хорошо разбираясь в древней. По сути, ничего не меняется в нашем мире, всё стремится по старому накатанному пути. Вдумайтесь! В XIII веке до н.э. Ассирия, развернув вооружённую экспансию, ломала хребты мощнейшим противникам, среди которых монархические режимы Миттани и Сирии. У последней, умыв кровью, оскорбив грабежами, насилием, увели в рабство 30 000 воинов. Ассирийский царь Тикультининур – зверь во плоти – надругался над душами вавилонян, отняв и вывезя в Ашшур золотое изваяние их верховного бога Мордука.

Откуда мы знаем о мерзких поступках этих допотопных монстров? Язык ассирийских барельефов и горельефов красноречив. Что на этих переживших тысячелетия каменных плитах? Отнюдь не только сцены царских охот на львов, когда рабов делают живыми приманками для хищников. Мы видим также мчащиеся боевые колесницы, разрушенные города, отрубленные головы в руках победителей. Надписи не лгут: «Победивший воин любим и почитаем богами, поверженный воин для богов – презренная пыль». Иными словами, единственный идеал для мальчика, юноши, мужчины – подвиг на ратном поле».

Ассирийцы, безусловно, были варварами, но совершенно особенными, так сказать, философствующими искателями личной выгоды. Лучшие воины бахвалились сотнями наложниц, которых они одевали в роскошные одежды и… держали в чёрном теле. Почему? Ответ в знаменитом «Эпосе о Гельгамеше, царе Урука». Оказывается, в этом богочеловеке, ради спасения друга отказавшемся от личного бессмертия и вечной любви прекраснейшей девушки, ассирийцы видели своё подобие. Гельгамеш говорил: «Я воюю ради того, чтобы воевать, чтобы не заржавел мой меч. Если Судьба дарует власть над мирами, я смирюсь, стану вселенским владыкой. Но женщины не должны быть моими спутниками, ибо они мешают воевать. У меня нет никаких привязанностей, кроме привязанности к матери и подчинённым мне воинам».

Так и жили воители Ашшура, ничего и никого не страшась, в том числе – Шимы-Судьбы. Именно они передали нам поговорку: «Чему быть, того не миновать». А положение на небосклоне звёзд, планет, считали они, следует прилежно отслеживать, как определяющих периодичность рождений, смертей, войн, наводнений, пожаров, землетрясений. «Смертный изначально наг, мёрзнет в одиночестве, – наставляет клинопись глиняной таблички Ашшура. – Вонзай зубы в горло врагу, пей его сладкую кровь и в его ставшим твоим жилище наслаждайся принадлежащими ему лучшими плодами. Помни, не забывай, насколько поцелуй бытия краток, а удача капризна».

 

"Умирающая львица". Рельеф из дворца царя Ашшурбанипала в Ниневии. Около 635 до н.э

"Умирающая львица". Рельеф из дворца царя Ашшурбанипала в Ниневии. Около 635 до н.э

Подавляющее большинство историков едины во мнении о том, что цивилизация Древней Ассирии несёт на себе отпечаток разрушительной мистики, сменившейся гедонистической мистикой наслаждений, что, собственно, и стало причиной её стремительного заката. В книге Пола Дэвиса «Взлёт и падение Ашшура» этот вывод конкретизируется: «Великая ассирийская литература мудрости, научающая всех всему, ничему не научила бесстрашных, одержимых имперскими амбициями собирателей земель, воинов. Когда кровопролитным схваткам они предпочли сытую праздность, леность, то сразу разучились не только нападать, но даже защищаться. Вавилон и его союзники без труда добились реванша, повергли былого колосса, присвоив культурное и научное наследие. Беглым ассирийцам, слившимся с другими народами, так и не удалось подняться с колен». Гениальный Карл Маркс считал, что коррумпированные, зажиревшие империи нежизнеспособны.


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста