| Источник

Двести девяносто лет назад был открыт остров Пасхи. Европейцы высадились на него в первый день Пасхальной недели, отсюда и название. Это — самый удалённый от обитаемой суши клочок земли — до ближайшего материка — почти четыре тысячи километров. Но не только это привлекает исследователей: с момента открытия и до сих пор остров хранит свои секреты. Разгадать их попытались корреспонденты «Подробностей», побывав на таинственном Острове Пасхи.
Эти загадочные статуи голландские мореплаватели увидели в Пасхальное воскресенье тысяча семьсот двадцать второго года. Так на морских картах появился остров Пасхи.

 Немногочисленные, но очень воинственные, островитяне называли свою родину Рапа Нуи. До сих пор до конца не понятно, как на маленьком островке, от которого до ближайшей обитаемой земли тысячи миль, могли поселиться люди. И как аборигены, не знавшие, что такое железо и колесо, сумели установить «моаи» — колоссальные статуи весом до сто шестидесяти тонн.
Почти все фигуры на острове изображают реально существовавших людей, как правило, мужчин. Но вот этот странный головной убор, «пукао», символизирует женское начало. И почему женщина на голове у мужчины, непонятно.
Чем больше узнавал мир о «моаи», тем больше возникало вопросов. На момент прибытия европейцев статуй было около тысячи, примерно по одной на каждого аборигена. Суровые лица исполинов устремлены вглубь острова, словно «моаи» наблюдают за его обитателями.
У каждого каменного гиганта есть свое имя. Этого, например, зовут «Хинариро».
Этнограф Эвелин Хуки считает, что «моаи» это образы вождей и жрецов.
Эвелин Хуки, этнограф:
Резцы и зубила делались из tuki. Так мы называем базальт, самый твёрдый камень на острове. Предки брали зубило, вот так, и руками вырубали болванку. Из этой скалы. У них было два типа инструментов, и оба — из базальта.
Скульптор Йони Туки уверен, что раскрыл секрет изготовления статуй.
Йони Туки, скульптор:
Они начинали с головы. Определяли центр монумента, а потом две группы каменотёсов обрабатывали скалу одновременно с двух сторон. В каждой группе было не меньше, чем по десять работников.
Но как они перетаскивали монолиты? Здесь, возле кратера потухшего вулкана Рано Рараку, находилась скульптурная мастерская. Работы в ней не прекращались в течение пятисот лет. Часть горы аккуратно срезана, словно ножом. Сложно поверить, что это сделано каменными зубилами. Еще сложнее — понять, как стотонные «моаи» вручную доставляли на океанский берег.
Как это делали островитяне, до сих пор остается загадкой, но только не для местных жителей. Из поколения в поколение они поют своим детям песни о том, как каменные гиганты шагали по острову.
В древних песнях зашифрована одна из величайших тайн в истории. Вместо разгадки — только версии.
Эвелин Хуки, этнограф:
В песнях поется, что «моаи» шли к платформам. Для меня это означает, что «моаи» передвигали в вертикальном положении. Так, как мы, например, передвигаем тяжёлый холодильник, переваливая его с бока на бок. Предки могли использовать мелкие камни. Думаю, их насыпали под скульптуры так, чтобы исполинов можно было поворачивать вокруг оси и даже, прилагая минимум усилий, катить вперёд.
Когда остров был объявлен чилийской территорией, народ рапануи насчитывал всего сто одиннадцать человек. От полного исчезновения аборигенов спасло упорство старейшин. Чтобы сохранить язык и традиции, они приводили детей к потухшему вулкану, и силой заставляли учить древние песни и повторять наизусть имена всех «моаи». Политика насильственной «рапануизации» дала свои плоды. Половина островитян говорит на родном языке.
Любимый спорт: головоломный, в прямом смысле, слалом на плотах и местное троеборье. В древности победители таких соревнований могли выбрать себе девушку, а проигравшие — стать обедом для зрителей. Но эта часть традиции осталась в прошлом. Любимый вид искусства: роспись по телу. Особенно, если это тело гостя. Каждый символ бодиарта имеет свой смысл.
На спине «Маке-Маке», главное божество маори, на левом плече мужской символ, на правом женский, здесь копье, Kakauh на языке рапануи, и когда рисунок нанесен на тело, нужно сказать Veru-te kakauh!, что значит «Бойся моего копья!»
Но главное наследие предков оказалось утеряно. В каждом рапануйском доме хранились кохау ронгоронго, дощечки с таинственными иероглифами. Некоторые знаки изображают животных, неизвестных на острове. В середине девятнадцатого века почти все они исчезли. А уцелевшие — оказались за пределами острова. Учёные не сомневаются: это древние письмена. Расшифровать их пока не удалось.
На первый взгляд, интерьер этой хижины шокирует. Кости людей и животных, древние артефакты аборигенов. Пирухуки Атуи называют хранительницей острова. Вот такими верёвками из человеческих волос, говорит она, были оплетены ронгоронго.
Пирухуки Атуи — коллекционер древностей:
Последнюю табличку мы Отдали французскому священнику, епископу Жоссену, — на хранение. Сюда она уже не вернулась. С неё сняли пряди волос. А ведь это защита. Без неё ронгоронго всего лишь кусок дерева. И письмена — никогда не заговорят.
Возможно, женщина знает секрет чтения ронгоронго, но скрывает его. Иероглифы есть не только на дереве.
Пирухуки Атуи:
В знак уважения к животным, которых употребляли в пищу, мы расписывали их черепа ронгоронго, вот так. То же самое делали с черепами предков. У меня дома есть три.
Однако нам их она так и не показала. Нельзя, говорит, видеть черепа чужим, особенно «гринго», белым. Впрочем, есть загадка, на которую Пирухуки обратила внимание только после общения с украинцами. Воины Рапа Нуи носили усы и брили головы, оставляя длинный хвост на затылке. Они танцевали вприсядку, часто выпрыгивая, как в гопаке. Символом вождя, как и у скифов, была пектораль. А древние песни звучат также мелодично, как и те, что поют над Днепром. Случайное совпадение, или ещё одна тайна, которую вряд ли суждено разгадать.

 

Андрей Цаплиенко, Вадим Ревун, остров Пасхи — «Подробности недели», телеканал «Интер».


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста