| Источник

В старинном русском городе Ярославле много мест «с историей». Одни связаны с драматическими событиями, другие — с видными личностями.

Красная площадь

Местные жители поговаривают, что прежние обитатели не ушли отсюда и теперь стали как бы здешними «духами-хранителями». Или, напротив, злыми гениями… Так или иначе, легенд о ярославских привидениях бытует немало.

Как и в Москве, есть в Ярославле своя Красная площадь. Самое известное здание на ней — «Дом с аркой». В 30-е годы там обитала местная партийная элита. В период репрессий сюда то и дело наведывались сотрудники НКВД, а под окнами стоял «черный воронок». Кого-то арестовали, а кто-то сам, устав дожидаться, когда за ним придут, сводил счеты с жизнью.

Даже когда репрессии прекратились, в здании неоднократно наблюдались случаи полтергейста и появления призраков. А в 90-е годы, когда начались экономические реформы, участились несчастные случаи и насильственные смерти.

В здании Ярославского театрального института до революции располагался публичный дом. Рассказывают, что там служил сторожем карлик, без памяти влюбленный в одну из проституток. Однако жрицу любви он нисколько не интересовал. А в 1917 году в бордель явились красноармейцы. Они надругались над возлюбленной карлика и убили ее чуть ли не у него на глазах. В отчаянии мужчина покончил с собой — повесился. Комната, где это произошло, теперь находится в здании студенческого общежития. В наши дни по ночам в общаге слышатся чьи-то шаги, странные шорохи и стуки. А как-то одна из студенток упала в обморок, увидев призрак карлика, который шел по коридору…

С революционными событиями связан и миф о призраке красного комиссара, который время от времени наблюдают у стен Знаменской башни. Рассказывают, что во время мятежа 1918 года белые отсиживались в здании Волковского театра, а красные их осаждали. Наконец, комиссар красных пообещал белогвардейцам сохранить жизнь, если те сдадутся. Но как только они покинули театр, их тут же перестреляли. С той поры раз в год на месте расстрела видят человека, одетого в длинное черное пальто, под которым угадываются очертания пистолетной кобуры. Его правая рука облачена в перчатку. Это тот самый комиссар вынужден возвращаться на место клятвопреступления…

В переулках у Волжской набережной прохожие порой видят старинную карету. Дверца распахивается, и грубый мужской голос с заметным немецким акцентом спрашивает, как проехать к дому Эрнста Иоганновича Бирона. Говорят, что это призрак самого герцога Бирона, всесильного фаворита императрицы Анны Иоанновны. В правление императрицы Елизаветы Петровны он был сослан в Ярославль, откуда при Екатерине II вернулся на родину в Курляндию, где и умер.

У недостроенного здания гостиницы «Чайка» есть свой призрачный «хранитель». Еще в советскую эпоху тут приключилась трагическая история. Некий студент назначил в этом месте свидание своей девушке. Но, пока ждал возлюбленную, решил в одиночку прогуляться по недострою, который никем не охранялся — и свалился в шахту лифта. Тело нашли через двое суток. С тех пор, если в сумерках кто-то из вечно тусующейся в заброшенном месте молодежи подходит близко к опасному месту, перед ним вырастает фантом погибшего студента. Ярославцы зовут его ласково — Андрюшенькой.

Самая страшная, пожалуй, легенда связана с храмом Петра и Павла. В годы советской власти настоятелем собора был священник Михаил Некрасов. Отца Михаила убили при невыясненных обстоятельствах прямо в церкви, в лестничном пролете между первым и вторым этажами. С тех пор на месте убийства стало проступать кровавое пятно. Его пробовали замывать, закрашивать — но оно вновь проявлялось. Прихожане считают, что это кровь убиенного священника, и даже ставят перед пятном свечи.

Поблизости от храма Петра и Павла находится Петропавловский парк. Красивый парк с пятью прудами, соединенными между собой ирригационными каналами, был разбит в 1742 году владельцем местной мануфактуры Иваном Затрапезновым. После революции большевики переименовали его в «Парк шестнадцатого партсъезда».

На парковых аллеях иногда можно встретить незнакомца в старомодной черной одежде. Говорят, что это не то сам Затрапезнов, не то его управляющий, которому тот поручил следить за парком. Видят его чаще всего у четвертого пруда, в илистом дне которого, по преданию, были спрятаны от большевиков серебряные оклады от храмовых икон.

В церкви Владимирской Божией Матери на Божедомке, что между улицами Свободы и Рыбинской, когда-то отпевали самоубийц и утопленников по особому ритуалу. Тела хоронили рядом с храмом, в общей могиле, присыпав сверху известью и землей. Со временем яму ликвидировали, в наше время на месте ее лежит ровная заасфальтированная площадка. Порой после полуночи там видны какие-то синие искорки или фосфоресцирующие огоньки. По словам местного священника, это никак не могут упокоиться души похороненных в могиле грешников…


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста