Мир. Космос. Вселенная— Ничего не поделаешь, — возразил Кот. — Все мы здесь не в своем уме — и ты, и я!
— Откуда вы знаете, что я не в своем уме? — спросила Алиса.
— Конечно, не в своем, — ответил Кот. — Иначе как бы ты здесь оказалась?
                                                 Л. Кэрролл. «Приключения Алисы в Стране Чудес»

Реальность воображаема, а воображаемое — реально!
                                                В. Соло. «Начало магии»

Мир, где мы живем, — просто коллективная визуализация, делать которую нас обучают с рождения. Собственно говоря, это то единственное, что одно поколение передает другому.
                                               В. Пелевин. «Чапаев и Пустота»

То, что мы называем физической вселенной, полностью базируется на соглашении. Атом, например, — это просто соглашение между физиками. Сейчас физики договариваются о существовании все большего числа частиц, которых они не видели.
                                              Л. Рейнхард. «Трансформация»

Нельзя объять необъятное.
                                             Козьма Прутков.

В течение нескольких лет мы пытались понять законы мироздания, причинноследственные механизмы, объясняющие то, что происходит в мире. Человек, точнее, его ум, постоянно пытается объяснить, почему с ним случается то, что с ним случается, а не что-то другое; почему он встречает именно этих людей, именно в это время; почему одних любят, а других игнорируют или ненавидят; почему одни богаты, а другие бедны; одни здоровы, а другие болеют*.
Ответы на эти вопросы мы пытались найти в умных книжках по эзотерике и психологии и на семинарах соответствующей тематики.
Оба автора начали свои поиски с йоги и поэтому фанатично поверили в «энергию», «чакры», «Кундалини»… Мы стали строгими вегетарианцами, периодически очищавшими свой организм от накопившихся шлаков, сберегали сексуальную энергию , направляя ее на духовное развитие.
Благодаря занятиям йогой, мы начали читать много эзотерических книг. Наибольшее впечатление произвели произведения Карлоса Кастанеды и Ричарда Баха, их влияние мы испытываем до сих пор. На наш взгляд, центральное место в произведениях Кастанеды занимает понятие «описание мира» (мы считаем, что в русском языке более привычен термин «картина мира»), способ восприятия мира, который формируется с момента рождения (а может и с момента зачатия) и обусловлен негласным соглашением об устройстве мира, принятым окружающими людьми. Это соглашение мы будем называть привычной картиной мира (ПКМ).
Фактически, ПКМ является религией, догмы которой не обсуждаются, а любой человек является религиозным фанатиком, безоговорочно верующим в ПКМ. Сейчас многие боятся попасть в секту, коих развелось великое множество (тоже, кстати, элемент ПКМ), а не ведают, что давно принадлежат секте, исповедующей ПКМ. Образно говоря, каждый человек в течение дня (а большинство и ночью) непрерывно произносит молитвы, типа такой: «Верую в периодичность смены дня, ночи и времен года, верую, что существуют люди, что я человек, что у меня одна голова, туловище, две руки, две ноги, что я принадлежу к определенному полу (в это верят не все), верую в силу денег и поклоняюсь этой силе, верую, что Земля круглая и вращается вокруг Солнца, верую в Силу Тяжести, верую, что умру… Во имя Пространства, Времени и Материи, Аминь!»
— Это не вопрос веры, это же очевидно! — воскликнет большинство читателей. — Я же постоянно вижу подтверждения этих законов природы (по-нашему, догматов) и исключений не знаю. Я легко могу доказать, что я прав, дам вам палкой по башке и посмотрю, как вы запоете об иллюзорности мироздания!
Безусловно, башку под ПКМ авторам подставлять не хочется, ведь мы также ее исповедуем:
— Хоть порассуждать дайте об иллюзорности ПКМ — уже кайф сумасшедший.
Идеей иллюзорности мира заразил нас Ричард Бах. Первый удар по «реальному миру» одного из авторов книги был нанесен книгами «Откровение в грозе и буре», «Пророки», а также серией из семи книг под общим названием «Христос», принадлежащих перу великого русского ученого-эниклопедиста, народника, Николая Морозова. В его произведениях убедительно показано, что современные представления о древней хронологии и истории являются не более чем мифом, сборником «исторических романов».
Морозов критикует классическую историю и хронологию, применяя астрономию, геофизику, палеонтологию, филологию и многие другие науки. Сложившаяся историческая картина мира (ИКМ) трещит по швам под натиском естественно-научной. Мало того, что Морозов разрушает классическую ИКМ, он из ее обломков тут же строит новую.
Талантливый человек с богатейшим воображением ОДИН построил неординарную ИКМ, в то время, как привычную ИКМ создавала не одна тысяча ученых. ИКМ Морозова ошеломляет. Вот несколько элементов Морозовской ИКМ: древность восточных культур Индии и Китая сильно преувеличена, они появились позже Древнего Рима в средние века; в свою очередь, Античность и Эпоха Возрождения — это одна и та же эпоха, а, следовательно, между ними не было «темных средних веков»; Древний Египет — это провинция Римской империи, а фараоны — это римские императоры; никакого монголо-татарского нашествия на Русь не было, а монголо-татарские ханы — это русские князья, проигравшие борьбу за власть*.
По прочтении трудов Морозова автор этой книги стал подозревать, что ни классическая ИКМ, ни Морозовская не описывают «реальную историю», и, скорее всего, «реальной истории» просто не существует! Более того, положение дел с ИКМ является отражением иллюзорности ПКМ.
Давайте пофантазируем о том, как мы создаем мир, а точнее ПКМ*. Предположим, что в начале своего развития ребенок не знает ничего. Он не только не знает, что Земля круглая, но и вообще не подозревает о ее существовании. Более того, ребенку неизвестно, что у него есть границы и форма: две руки, две ноги, голова и т.д. Ребенок в материнском чреве воспринимает мир целостно, не разделяя его на объекты, отождествляется со всем миром (утробой).
С незапамятных времен в людском обществе существует легенда, истинность которой не подвергается сомнениям. Она гласит, что у женщин рождаются существа, имеющие человеческую форму, а не какие-нибудь крокодильчики или зверушки. Будущая мать, естественно, разделяет веру в эту легенду.
На стадии внутриутробного развития плода будущая мама представляет себе, как будет выглядеть малыш, и стоит тому пошевелиться, она «знает», какой «частью тела» он двигает. Родственники и знакомые беременной женщины также убеждены, что она вынашивает маленького человечка. Таким образом, окружающие придают ребенку определенные очертания — формируют ему физическое тело, приучая отделять себя от остального мира. Кульминацией этого процесса является момент рождения: младенец, действительно похожий на человеческое существо, предстает взорам акушеров, его трогают за различные «части тела», пеленают. Закреплению человеческой формы способствуют регулярные упражнения:
— А где у тебя глазки? Покажи глазки у мамы. Вот глазки у куклы… Смотри: палка, палка, огуречик — появился человечек!
Параллельно в мир ребенка внедряется важнейшее понятие — время. С момента зачатия ребенка сопровождают два ритма: откуда-то слышатся удары огромного метронома (сердца мамы), кроме того, Вселенная ритмично расширяется и сжимается (мама дышит). Вселенная живет по некоторому распорядку: «ночью» успокаивается, «днем» активизируется и т.д. После рождения младенца кормят в строго определенные часы.
Затем, под влиянием окружения, происходит сотворение в мире ребенка различных объектов. Дитя обучают выделять из окружающего хаоса людей, предметы, растения, животных…, придавать им конкретные, узнаваемые очертания. Новорожденному показывают на какое-то расплывчатое пятно и говорят: «Мама, мама, мама…», и постепенно ребенок учится создавать маму. Метафорически можно сказать, что каждое слово является названием набора слайдов, хранящихся в памяти. Например, за словом «машинка» стоит совокупность изображений машинок, которые видел малыш. Таким образом, существующий язык является важнейшим инструментом создания реальности.
Когда карапуз начинает уверенно различать (материализовывать) объекты, он учится соединять цепочку различных образов в непрерывную последовательность, достраивая отсутствующие взаимосвязи между кадрами. Внутренние слайды «оживают» и превращаются во внутренние фильмы, в которых может присутствовать звук, запах, кинестетические ощущения. Ребенок начинает понимать предложения, являющиеся названием соответствующего фильма, например «Мама варит кашу». Тут вводится причинно-следственный закон:
— Не трогай огонь — обожжешь пальчик, скушаешь кашу — получишь конфету…
Вырастая, человек, образно говоря, превращается в хранилище фильмов (по выражению Гурджиева, в «механического человека»). Основные фильмы уже созданы. Получив новую информацию из окружающего мира, человек переводит ее в слова и моментально монтирует внутреннее кино из имеющихся фильмов и слайдов.
Совокупность всех внутренних фильмов человека будем называть картиной мира*.
Подчеркнем, что у каждого человека неповторимая картина мира. Мы только делаем вид, что понимаем друг друга — в процессе общения каждый описывает часть своей картины мира, которая может разительно отличаться от картины собеседника.
Картины мира европейца и бушмена разительно отличаются. Это прекрасно обыграно в фильме «Наверное, боги сошли с ума». Грузовая машина воспринимается бушменом, как диковинное крупное животное, которое быстро бегает. Наверняка туземец видит у машины лапы, голову, уши, хвост…
Так же сильно отличаются картины мира человека, сошедшего с ума, от того, что наблюдают «нормальные» люди.
Каким образом создаются новые объекты в картине мира? В монологе душевнобольного из фильма «Двенадцать обезьян» прекрасно объяснено появление микробов. Мы не смогли устоять перед искушением привести его почти дословно.
Ты знаешь, что такое безумие? Это власть большинства. Взять микробы, которых в XVIII веке просто не было, ни один нормальный человек о них не знал. Вдруг появляется Саймон Вайс и пытается убедить других, в основном докторов, что в воздухе носятся невидимые маленькие штучки — микробы, которые попадают в тело и вызывают болезнь. Вайс призывает врачей мыть руки.
На прошлой неделе зашел я в одну дыру перекусить. Официант, уронив на пол мой бутерброд, поднял его и, как ни в чем не бывало, подал мне. «Как насчет микробов?» — спросил я. Он ответил: «Я не верю в них. Микробов придумали, чтобы наживаться на продаже мыла и дезинфицирующих веществ».
Кто из нас сумасшедший? Нет такой вещи, как микробы. Есть только власть большинства. Нет ни правильного, ни неправильного, есть только общепринятые истины.
Добавим, что дальнейшая материализация микробов не составляла труда — их увидели в микроскоп, стали открывать новые виды, создавать классификацию и т.д.
Недавно создали СПИД. Процесс создания СПИДа подробно описан в книге Джеймса П. Хогана «Ракеты, краснокожие и революция», в главе «Ересь под названием СПИД и новые епископы».
Автор книги, ссылаясь на исследования Питера Дуесберга, профессора молекулярной и клеточной биологии Калифорнийского университета в Беркли, приводит убедительные аргументы, что СПИДа просто не существует, а вся эпидемия высосана из пальца ради наживы. Кратко процитируем лишь несколько его выводов.
В конце восьмидесятых Дуесберг опубликовал статью, что СПИД совершенно не может вызываться не только ВИЧ, но и вообще каким-либо вирусом. Дуесберг подробно исследовал соответствие СПИДа четырем критериям инфекционной болезни, известным как постулаты Коха (как звучит, а?!). Он выяснил, что в отношении ВИЧ как причины СПИДа не выполняется ни один из этих критериев, т.е. «СПИД» не заразен!
Причина, по которой был придуман СПИД, тривиальна.
Стремясь в начале шестидесятых годов уничтожить полиомиелит, медицинские учебные заведения США выпустили большое количество вирусологов. И все эти силы, нуждавшиеся в эпидемии, бросились в крестовый поход на разгадку действия «нового смертельного вируса» и на производство вакцины против него. Федеральные расходы возрастали ежегодно на миллиарды долларов. Никогда ещё научно-медицинская братия и руководившие ею бюрократы не получали столь щедрого подарка.
Обслуживание жертв «СПИДа» происходило за общественный счёт, что означало прибыльные консультации, доходы от тестирований и лечение самыми дорогими лекарствами. Исследователи, которые иначе провели бы свои жизни, глядя в микроскоп и отмывая чашки Петри, стали миллионерами, основав компании по производству ВИЧ-тестов и назначив гонорары за их проведение.
За покушение на золотого тельца Дуесберг, один из пионеров в исследовании ретровирусов, семикратный лауреат Премии Государственного института здравоохранения, выдвигавшийся на получение Нобелевской премии, был встречен хором оскорблений и насмешек, подвергнут дискредитации, а финансирование его научной деятельности было значительно урезано.
Читатель может спросить: «Допустим, СПИД придуман, но люди-то от него умирают?» Дуесберг утверждает, что умирают не от СПИДа, а от различных болезней, связанных с иммунодефицитом: пневмонии, туберкулеза, различных инфекций и т.д. Мы считаем, что умирают от картины мира, в которой СПИД считается неизлечимой болезнью. Все картины мира находятся в голове, но когда человек фокусирует на какой-либо внимание, оживляет ее своим воображением, эта модель становится действующей.
Довольно впечатляющая картина мира нарисована Хоганом! Не мудрено, что медики усиленно ищут новые страшные заболевания, а СМИ периодически сообщают об их открытиях. К счастью, замену СПИДа пока не раскрутили во вселенском масштабе.
Схема внедрения принципиально новых объектов в ПКМ проста. Человек с богатой фантазией создает в своем воображении фильм, которого до сих пор не было. Пока кино существует в сознании лишь одного «сумасшедшего», заявлять об открытии всему миру опасно — упекут в психушку. Чтобы придуманное явление получило статус реального, надо убедить окружающих в его существовании. Причем достаточно убедить небольшую группу авторитетных людей: ученых, политиков, руководителей СМИ, и дело в шляпе — наваждение становится достоянием общественности, коллективной грезой. Эта модель убедительно описана в фантастическом романе К. Уилсона «Паразиты сознания».
Полномочия на создание новых объектов в современном цивилизованном мире возложены, в основном, на ученых (жрецов ПКМ-религии). Вспомним Дмитрия Ивановича Менделеева, увидевшего во сне прямоугольную таблицу, в клеточках которой располагались известные химические элементы. В таблице имелись пустые клеточки. Их предстояло заполнить еще ненайденными элементами, причем основные свойства последних вытекали из местоположения клеточки. После того как мир закончил рукоплескать гению, новые элементы стали находиться, как грибы после дождя. А если бы Менделеев придумал таблицу в форме бублика или попытался бы составить свою классификацию по трем признакам?
Можете представить, сколько гениальных открытий и изобретений похоронено в психбольницах!
Как-то один из авторов книги ехал на тренинг в другой город. В купе было включено радио, и диктор произнес:
— Физикам из Дубны удалось синтезировать новый 114 элемент таблицы Менделеева. Он просуществовал 30(!) секунд. Это величайшее открытие, так как предыдущие элементы существовали микросекунды(!!)
Как говорится, комментарии излишни.
«Ага», — воскликнет проницательный читатель, — «значит все беды от ПКМ! Вот взять бы все книги, да и сжечь. А то, напридумывали СПИДов!»
Если вашу картину мира никто не разделяет, и она сильно отличается от привычной, то вас могут объявить сумасшедшим и отделить от других сумасшедших, которые сходят с ума на основании ПКМ. Поэтому можно не исповедовать ПКМ, но нужно помнить основные догматы.
Если убрать ПКМ, то нужно будет придумать новую коллективную иллюзию, а это — нелегкая задача, которая под силу целой цивилизации.
————————————————————
* авторы считают термин «Картина мира» наиболее приемлемым, к тому же он сейчас часто употребляется

 

Из книги В. Гурангова и В. Долохова «Сам себе волшебник» — СПб: Питер, 2001


Комментарии: (1)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста