| Источник
У этого вертолета нет кабины для пилотов, как нет и самих пилотов

У этого вертолета нет кабины для пилотов, как нет и самих пилотов

Мировой рынок беспилотных самолетов сегодня на подъеме. Но что принесет миру их распространение и какие проблемы из-за самолетов-роботов могут возникнуть? Об этом – наш рассказ.

Дрон или не дрон?

Дрон, как сообщает «Википедия», это беспилотный летательный аппарат (БПЛА), разновидность военного робота. В его задачу входит выполнение миссий, потенциально опасных для человека. В более широком смысле это аппарат, запрограммированный на выполнение каких-либо задач в воздухе. Он отличается тем, что многие функции управления им автоматизированы, что позволяет оператору сосредоточиться исключительно на выполнении поставленной задачи.
Интересно, что сами конструкторы и продавцы этого вида воздушной техники предпочитают свои аппараты дронами не называть. Они считают, что если управление самолетом хоть в какой-то мере осуществляется человеком, такое устройство уже не является полностью автономным, то есть роботом его называть нельзя.

Беспилотники для разных целей

Каждые два года в британском городке Фарнборо в разгар лета проходит международная авиакосмическая выставка. Военные делегации и гражданские заказчики заключают здесь контракты на десятки миллиардов долларов. Одной из наиболее посещаемых экспозиций в 2012 году стала выставка БПЛА. Почему? Да просто потому, что, по данным авторитетных консалтинговых агентств, производство беспилотников на сегодня является самым быстрорастущим сектором аэрокосмической промышленности, а текущий мировой объем продаж дронов составляет около 6,6 миллиарда долларов в год.
Ожидается, что через десять лет их будет продаваться уже вдвое больше, чем сейчас, то есть приблизительно на 13 миллиардов долларов в год. А всего за этот период на авиационных шоу в Дубае, Сингапуре и Париже предполагается продать беспилотников на рекордную сумму – 89 миллиардов долларов. При этом специалисты отмечают, что они становятся не только обычным инструментом в военной сфере, но и широко применяются в мирных целях, так что спрос на них объясним. При помощи дронов можно вести эффективную разведку лесов для обнаружения в них пожаров, вести мониторинг сельскохозяйственных угодий и даже бороться с наркотрафиком.

Новое слово в ведении войны

Профессор Ноэль Шарки, специалист по этике боя роботов

Профессор Ноэль Шарки, специалист по этике боя роботов

Однако столь быстрая эволюция дронов стала серьезным вызовом военным теоретикам. Ведь за сравнительно короткий период беспилотники прошли путь от простейших средств дистанционного наблюдения до военного оружия. Дошло до того, что некоторые военачальники старой закалки вообще считают их видом вооружения, который следует запретить.
Однако даже их сомнения не останавливают разработчиков. Основными производителями БПЛА сегодня являются США и Израиль, а самый быстрорастущий рынок для них – Азия. Общие расходы на приобретение дронов в азиатских странах уже к 2016 году составят около 700 миллионов долларов. Впрочем, не отстают от «азиатских драконов» и развивающиеся страны Африки. Скудность военных бюджетов и перманентный экономический кризис волей-неволей подталкивают военное и политическое руководство этого региона к приобретению именно БПЛА, тем более что производители предлагают аппараты на любой вкус и по разным ценам.

Что могут современные дроны?

Коротко ответить на этот вопрос можно так: они могут все! Вам продадут и стратегический аппарат, способный нанести смертельный удар в любую точку земного шара, и миниатюрное устройство вроде летающей «осы», отслеживающей перемещение вашей супруги на личном автомобиле. Например, итальянские производители предлагают сегодня БПЛА Sixton, который выглядит как металлическое насекомое, взлетающее и свободно маневрирующее в воздухе. Со всей аппаратурой обеспечения он весит около 20 килограммов, а вес самого аппарата – всего лишь немногим более килограмма.

Новейший палубный американский беспилотник X-47В

Новейший палубный американский беспилотник X-47В

Продавцы и производители БПЛА на все лады расхваливают их эффективность. Возможность дистанционного уничтожения противника без риска потери своих солдат воодушевляет генералов и политиков, а практика уничтожения террористических лидеров с их помощью давно уже доказала свою эффективность. БПЛА наносят свои удары по густонаселенным районам сектора Газа, по горам Афганистана и неконтролируемой зоне Пакистана, где ни одному белому человеку, даже с оружием в руках, не прожить и минуты.

В чем опасность?

Бывший командующий Королевским флотом Великобритании адмирал Вест говорит:
– Если вы служили в пехоте, то знаете, как выглядит война. Если вы служили на боевом корабле и видели, как его разрывает на куски, то тоже знаете, как выглядит война. Все это влияет на то, как вы думаете о войне…

Корабль самого адмирала был потоплен во время Фолклендского конфликта, и он знает, о чем идет речь. Поэтому Вест критически отзывается о «стратегических капралах» – операторах БПЛА, которые «сидят в бунгало в Неваде и принимают решения об убийствах». Адмирал говорит, что эти люди «не являются в достаточной степени осведомленными о том, как кровава и ужасна война».

– Я вовсе не убежден в законности использования беспилотников, – утверждает Вест. – Ведь сначала они использовались главным образом для разведки и наблюдения, зато сегодня о них все чаще говорят как о самом совершенном наступательном виде оружия.

Профессор Ноэль Шарки, заведующий кафедрой компьютерных наук Университета Шеффилда и специалист по этике боя робототехнических систем, также утверждает, что военные гораздо больше озабочены моральными и правовыми вопросами, связанными с БПЛА, чем гражданские лица в правительстве. По его мнению, использование дронов представляет собой серьезный вызов существующим законам войны.

– Не существует прозрачности в процессе принятия решений по определению целей. Мишени не имеют никаких шансов на самооборону или на добровольную сдачу в плен. Все это не соответствует общепринятым законам и обычаям войны, – таково мнение Ноэля Шарки.
И в самом деле, дрону сдаться невозможно, если бы даже солдаты противника и имели такое желание.

Этика для роботов

Профессор добавляет, что сегодня только пять стран – США, Израиль, Россия, Китай и Иран – могут использовать беспилотные самолеты, несущие на себе вооружение. Но, считает он, момент, когда новые дроны поступят на вооружение других стран, – всего лишь вопрос времени, и просто удивительно, что этого еще не произошло до сих пор.

– Следующее поколение БПЛА уже проходит испытания, – говорит Шарки. – Они будут по-настоящему беспилотными: полностью автономными, запрограммированными, готовыми к любым неожиданностям и действующими на любых высотах.
Для таких аппаратов уже не понадобится оператор-наводчик. Ведь даже если он находится на другой стороне земного шара и недостижим для ответного удара, связь с оператором может быть заблокирована, а сигнал со спутника перехвачен. Зато полностью автономным дронам уже не потребуется получать никакие сигналы от людей. После взлета они будут следовать заданной программе до самого конца.
Со временем новых самолетов-роботов будет все больше и больше. ВМС США в настоящее время уже тестируют беспилотный боевой летательный аппарат X-47B, созданный компанией Northrop Grumman. Причем считается, что этот палубный истребитель вполне может прийти на смену чрезвычайно сложному и дорогому пилотируемому самолету F-35.
Но какие этические и правовые нормы можно поместить в рабочие алгоритмы полностью автономной боевой машины? Не станет ли их отсутствие предпосылкой для необдуманного и неконтролируемого убийства ни в чем не повинных людей? И не важно, что полностью автономного дрона еще нет. Как считает профессор Шарки, «мы должны начать говорить о правилах его применения прямо сейчас».

 

Вячеслав ШПАКОВСКИЙ


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста