| Источник
 Вадим Лихачев и его книга.  Автор фото: Попович Татьяна

Вадим Лихачев и его книга. Автор фото: Попович Татьяна

«Рисунки Канозера. Открытие, изучение, сохранение» — книга под таким названием недавно вышла в свет, два дня назад в Мурманске состоялась ее презентация. Автор — ревдинец Вадим Лихачев, выпускник Ленинградского горного института и Санкт-Петербургского госуниверситета. В 2005 году получил специальность «визуальный антрополог» в университете норвежского города Тромсё. С 2004-го — эксперт Кольского центра охраны дикой природы.
Петроглифы Канозера он исследует с 1997 года. По его словам, в книге обобщена информация, накопленная за 14 лет и отраженная в основном в научных отчетах и каталогах. «Рисунки Канозера» относятся к научно-популярной литературе и предназначены для широкого круга читателей. Не так много осталось непознанных мест на земле, но они есть!
Издание подготовлено Кольским центром охраны дикой природы в сотрудничестве с Кольской археологической экспедицией. Автор рассказывает о месте, где открыты петроглифы, о том, как обнаружены письмена наших древних земляков, заселивших этот край после таяния последнего ледника.
Особое внимание уделяется проблеме создания природного парка на Канозере и реке Умбе. Для нас, северян, книга особенно интересна. Ибо вот оно — удивительное. Рядом.


Привет из раннего неолита
— Вадим, как получилось, что до 1997 года в каменной библиотеке, собранной исследователями в Скандинавии и на побережье Белого моря, не было «книги» петроглифов Кольского полуострова?
— Наверное, сказались многие факторы, в том числе ирония судьбы. Например, известно, что в 1910 году шведский этнограф и археолог Густав Хальстрем, прославившийся своими монографиями о наскальном творчестве Древней Скандинавии, во время одной из экспедиций пересекал Канозеро. Судя по маршруту путешественника, изучавшего быт и верования кольских саамов, он находился всего в нескольких десятках метров от крупнейшего на европейском севере скопления петроглифов. Позже, уже в 1925-м, этими тропами проходила геологическая исследовательская партия — в то время на Кольском полуострове велась активная разведка залежей полезных ископаемых. Геологи составили первые описания горных пород, из которых сложены скалы, обнаружив в районе Канозера пегматитовые жилы с амазонитом. Кстати, на скалистом носу острова Горелый они оставили так называемую посетительскую надпись, представляющую собой литеры «Е.Е.Б. ПИБ» и под ними «1925 июль 1925 июн(ь) здсе». А вот самих-то петроглифов и не заметили!
Видимо, их суждено было обнаружить только в конце ХХ века, в 1997 году участникам исторического сплава, давшего миру новое «месторождение» наскальных рисунков. Ведь петроглифы Канозера — третье по счету и самое крупное сегодня — более 900 изображений — скопление на Кольском полуострове. Первые были найдены в урочище Чалмны-Варрэ на берегу реки Поной в 1973-м (девять камней с петроглифами по-прежнему находятся на месте, один вывезен в музей села Ловозера). Росписи охрой, так называемые писаницы, — на полуострове Рыбачьем в 1985-м. Росписи и гравировки на отвесных выступающих блоках скального останца на берегу реки Пяйве получили название «Галерея».
— Кого же судьба поцеловала в темечко, раскрыв тайное эпистолярное сокровище?
— В 97-м краеведческий музей Ревды организовал экспедицию — сплав на плоту по реке Умбе. Ребята остановились отдохнуть и переждать ветер на скалистом острове, обозначенном в туристских лоциях как остров Каменный. Внимание Юрия Иванова привлекли надписи, оставленные современниками. Парню захотелось найти самую старую из них. Под хвойными иголками и разным сором вдруг обнаружил рисунок лодки с гребцами, рядом — оленя. Сначала все отнеслись к этому как к шутке: столько народа здесь перебывало! На всякий случай сфотографировали. Оказалось, петроглифы. С тех пор научные экспедиции на Канозеро стали регулярными, участником многих из них был и я. Острова Каменный, Горелый, Еловый, а также береговая скала Одинокий представляют сегодня четыре основных расположения местных петроглифов.

 

Петроглифы Канозера
— Как полагаете, кто эти древние художники, создавшие наскальные рисунки несколько тысячелетий назад?
— Возможно, древние охотники. Открытые в 97-м рисунки Канозера имеют сходство с некоторыми изображениями других крупных комплексов наскального искусства европейского севера. А ведь удалены они на многие сотни и тысячи километров! Представьте: петроглифы на реке Выг («Бесовы следки», Залавруга) в Беломорье и Онежском озере (Бесов Нос, Пери Нос), в Карелии, Швеции, Норвегии. Плюс многочисленные писаницы в Финляндии.
Все они, как и канозерские, часто располагаются на сглаженных прибоем и древним ледником скалах и связаны с местами промысла. Выделяется их тематическая и стилистическая близость, что говорит о прямых длительных контактах древнего населения в определенные исторические периоды. Это подтверждается и археологическими находками. А в целом свидетельствует об общих чертах в мировоззрении жителей обширной территории Северной Европы.
— Какие сюжеты чаще всего встречаются?
— Изображения лодок, носовая часть которых выполнена в виде головы лося, «колдуны» с лосиноголовыми жезлами в руках, сцены охоты на оленя, лося и медведя, деторождение, рисунки крестов, следов человека и животных, мифологических персонажей с огромными ладонями, лыжников. Все это мотивы, типичные для охотничьей традиции, бытовавшей в каменном веке от Канозера до Немфорсена в Северной Швеции, от Онежского озера и Белого моря до побережья в районе Альты в Северной Норвегии. Возможно, стада оленей начали движение к северу на вновь открывшиеся после таяния ледника пространства. За ними пошли люди. В этих местах примерно между 4,5 тысячи и 4 тысячами лет до нашей эры возник всплеск наскального творчества.
Терра инкогнита?
— Канозеро — это озерообразный участок реки Умбы в окружении болот. Он не очень-то пригоден для жизни. Почему же именно здесь, в удалении от береговой линии полуострова, обнаружены наскальные рисунки? Как и для чего попадали туда люди?
— Сейчас заболоченные берега Канозера выглядят неуютно. На озере пока не обнаружено следов крупных стоянок древнего человека. И до сих пор еще не ясно, имелись ли условия для существования поселений. Вероятно, пребывание там людей имело временный характер, а острова Канозера с гладкими скалами являлись местами ритуального посещения.
Чередование двух тем — лесная охота и охота на морского зверя — также могут свидетельствовать, что здешние места являлись обрядовыми. Кроме того, Канозеро вполне могло быть местом соприкосновения различных культур, и здесь очно или заочно происходило, говоря современным языком, заимствование художественных идей.
— В более поздние времена люди все же облюбовали эти места для поселения? Видимо, что-то их привлекало в суровом краю.
— Впервые Канозеро упоминается в летописях в 1558 году как угодье жителей деревни Умба Двинского уезда. В 1898-м лесопромышленник Беляев построил около деревни завод. С развитием лесозаготовок началось активное освоение реки Умбы. Появились поселения, допустим, у истоков реки Родвинги, теперь это место называют Бабка Тучиха. Не исключено, что беляевские работники основали и поселок Подмуна в устье реки Муна. О нем сейчас напоминает лишь ржавый буксир, которым когда-то тянули через озеро связанные в кошели бревна сплавляемого леса. Но жизнь в поселке никогда не угасала, до начала 1990-х здесь действовала метеостанция. И поныне Канозеро в почете у рыбаков. Сейчас на месте поселка находится пункт рыбинспекции и новая турбаза. Это место вновь стало транспортным путем для туристов-водников.
Кстати, как оказалось, здешнее население еще в советское время знало о существовании выбивок на скалах, но никто не придал этому серьезного значения. В 1998-м мы разговорились с жителем этих мест. Он рассказал, что в 1949 году подростком гостил в поселке лесорубов. На островах Канозера мальчишки ловили окуней и показывали ему странные рисунки на скалах.
«Здесь был Вася». Это заметно
— Наверное, ваши экспедиции в поисках петроглифов были полны приключений и опасностей?
— До Канозера можно добираться как по воде, так и по суше. В названиях местных порогов отразился их суровый нрав, история края и поморская культура — Падун, Разбойник, Семиверстный, Карельский. Как-то на Падуне моя лодка перевернулась. Благо, все обошлось.
Перед самым впадением в Канозеро река образует длинный каменистый порог и разливается живописной дельтой. К сожалению, вид портят следы пребывания туристов: мусор, вырубки, неубранные кострища. В общем, люди отдыхали на всю катушку и, конечно, оставляли свои автографы.
Нам доводилось сплавляться по рекам Кана и Муна — это наиболее трудные маршруты, поскольку водоемы мелкие и завалены упавшими деревьями. Приходилось добираться и по гати через болото. Однажды наш вездеход чуть не утонул. В общем, неожиданностей и испытаний хватало. Но у нас была цель, мы надеялись на открытия. И надежды сбывались!
— Древние надписи не наводили вас на мысль о Гиперборее или инопланетянах?
— Нет. Я считаю, что гиперборейские гипотезы, в частности, связанные с открытием петроглифов на Кольском Севере, рассчитаны на сенсацию, там нет научного обоснования. Например, пробуренные геологами лет 50 назад шурфы в скальной породе с легкостью трактуются как знаки чего-то другого. Словом, вполне объяснимым вещам придается желаемый облик.
— А как специалисты определяют возраст рисунка?
— Существуют специальные методы. Подлинность и древность петроглифов определяется, например, исследованием лишайников, растущих на нем. Лихенологи выясняют: если, например, лишайнику, покрывающему рисунок, более ста лет — это точно не современная фальсификация. Наскальные рисунки — бесценный источник информации. Для изучения необходимо его задокументировать, сделать копии, которые потом можно всесторонне изучать.
— Ваша книга вне всякого сомнения проливает свет на древние страницы истории. Но не станет ли она в то же время путеводителем для недобросовестных туристов или «черных археологов»?
— Как раз наоборот. Одна из задач, стоящих перед нами, — сохранить эти «храмы под открытым небом». Чем больше люди узнают об исторической ценности петроглифов, тем цивилизованнее будут себя вести. К тому же большинство объектов уже взято под охрану, на том же острове Каменном стоянка запрещена. Несмотря на труднодоступность, древние рисунки Канозера оказались весьма уязвимы. И основными прямыми антропогенными воздействиями на памятник являются посещения его туристами и исследования специалистами. Думаю, «Рисунки Канозера» внесут свой вклад в просвещение.
— Именно ревдинцами сделаны первые шаги к музеефикации петроглифов Канозера. Принятых мер для сохранности рисунков достаточно?
— Первые выставки, публикации в прессе, фильмы на телевидении — все это создавалось сотрудниками Ревдинского краеведческого музея. В 2008 году работа по музеефикации памятника получила финансовую поддержку правительства области, было зарегистрировано муниципальное учреждение культуры — музей наскального искусства «Петроглифы Канозера». Однако, несмотря на принимаемые меры, нужно осознавать, что грамотная охрана мест с петроглифами нуждается в проекте, подготовленном специализированными учреждениями. Такими, как российский НИИ культуры и природного наследия имени Д. С. Лихачева. Кстати, его специалисты уже побывали на Канозере. Одним из шагов по созданию музея-заповедника является присвоение петроглифам статуса объектов культурного наследия — достопримечательности России.

 

Татьяна ПОПОВИЧ, Оленегорск.

Опубликовано: «Мурманский вестник» от 12.11.2011


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста