| Источник
Дети нейтриносферы

Носителями этих телепатических сигналов, по их мнению, являются нейтрино, элементарные частицы, на долю которых приходится 97 процентов вещества Вселенной

С конца XV до начала XX столетия существовал весьма доходный и весьма специфический вид коммерции – торговля секретами так называемой магической связи. Продавцы, как правило, люди незаурядные, преуспевающие на «колдовском» поприще, за немалые деньги обучали желающих методикам ясновидения, востребованным не только жаждущими всё знать частными лицами, но и такими государственными структурами, как разведка, армия. Бизнес этот, впрочем, пошёл на убыль, как только стали эффективными радиосвязь, телевидение, рентгеноскопия.

Застой ясновидения длился недолго. Право на существование этот феномен человеческой психики утвердил, едва американские парапсихологи Джон Михаласки и Дуглас Дин прочли в 1969 году на Международной конференции по средствам связи, регулярно устраиваемой Институтом инженеров электротехники и радиоэлектроники США, сенсационный доклад о перспективах развития телепатии. Конкретнее – о том, из чего, собственно, состоит носитель, позволяющий без помощи технических средств, мгновенно, в реальном времени, обмениваться любой визуальной, слуховой или даже футуристической информацией.

Носителями этих телепатических сигналов, по их мнению, являются нейтрино, элементарные частицы, на долю которых приходится 97 процентов вещества Вселенной. Они, без труда пронзая всё, если их «обуздать» с помощью генераторов, способны без задержек и искажений доставлять фантастические по объёмам массивы информационных данных в любые по отдалённости миры.

Выдвигая свою гипотезу, Михаласки и Дуглас, конечно, не подозревали о том, что реалии, названные в 1989 году советскими учёными А. Ф. Охатриным и А. Г. Пархомовым нейтриносферой, неизмеримо фантастичней. Буквально на днях интернациональная группа исследователей, ставя опыты на коллайдере – ускорителе-гиганте, пришла к выводу, что нейтрино может двигаться со скоростями, превышающими скорость света. Этот факт – революционный для физики, вносящий коррективы в теорию относительности Эйнштейна, способен повлиять даже на причинно-следственные связи. Таким образом, если учёные не ошиблись, перед человечеством откроются кардинально иные пути развития цивилизации, её технологий, философии, стратегии и тактики социального прогресса.

Ажиотаж приверженцев всесилия парапсихологии будущего подогревает признанный официальной наукой верным постулат лидерства в материальных структурах нейтрино, что даёт повод спекуляциям типа: «Вселенная доминирующе соткана из нейтрино», «Нейтрино вечны, неуничтожимы». Человек, сквозь тело которого ежесекундно проходит поток 10 в 14-й степени нейтрино, по этой причине не может быть смертным. Да, он бессмертен, но в каких-то других, не в привычных белковых, биологических ипостасях. И речь тут не идёт о бессмертии души. Тогда о каком бессмертии речь? Что вообще ждать от освоения нейтриносферы, если оно состоится?

ВОПРЕКИ ЗДРАВОМУ СМЫСЛУ

О том, что нейтриносфера может контролироваться разумом человека, известно достаточно давно. Во всяком случае, ещё в тридцатые годы минувшего века американский медиум Лазарь Бёлль демонстрировал немало фокусов, «механику» которых не мог объяснить ни он, ни эксперты – артисты оригинального жанра и университетские профессора. «Желаемое получается по моему мысленному приказу, но как бы помимо него», – говорил Бёлль.

Например, разложенные на столе монолитные деревянные бублики вдруг совершенно загадочно формировали конструкцию-цепь, не разрываясь, оказывались вдетыми друг в друга. Обручальные кольца, предоставленные экспертами для опыта, опять же разложенные на столешнице, сохраняя идеальную целостность, формировали полутораметровую золотую цепь. Медиум, успокоив экспертов заверением, что мгновенно вернёт каждому владельцу именно его кольцо, данное обещание всегда выполнял, перебрасывая, нанизывая кольца, коих порой насчитывалось не менее шестидесяти, прямиком на пальцы владельцев. Ошибок никогда не случалось. Как трактовать столь вопиющее посрамление незыблемости физических законов?

Швейцарский физик Вольфганг Паули, предсказавший на кончике пера существование нейтрино, в 1945 году ставший лауреатом Нобелевской премии, посетив в Нью-Йорке шоу Лазаря Бёлля и назвав его «контролируемым подарком многомерности», прозорливо заметил, что медиумические тайны, хоть и плотно закутаны в нейтринное одеяло, в прошлом проявлялись постоянно, в будущем не иссякнут тоже. К слову, Паули не сомневался в том, что безвозвратные, при хорошем дневном свете, исчезновения людей, животных, неодушевлённых предметов неким образом связаны с аномально плотной «нейтринной облачностью», что именно квантовая физика призвана объяснить нестыковки «вывернутого наизнанку мира нейтриносферы».

Оппоненты Паули буквально накинулись на него, уверяя, что проделки Бёлля – манипуляции его ловких рук. О том, как физик отреагировал на выпады, неизвестно. Зато известно, что ещё в 1887 году другой американский медиум Генри Слэйд веселил публику тем, что, не нарушая целостности медных золотых колец, перстней, серебряных подстаканников, принесённых зрителями, выстраивал из всего этого длиннющие цепочки-путы, которыми, не прикасаясь, сковывал по рукам и ногам. Когда шоу заканчивалось, предметы «из неосязаемых превращались в видимые» и аккуратно ложились на колени владельцев. Что касается маэстро Слэйда, он под восторженный свист толпы ненадолго испарялся с подиума. Исчезал, чтобы, как ни в чём не бывало, появиться вновь. В отличие от тех, кто надолго либо навсегда уходил в нейтриносферу.

ЗАПРЕТ НА БУДУЩЕЕ

Заслуга Вольфганга Паули перед мировой наукой заключалась не только в том, что он предположил существование нейтрино, экспериментально подтверждённое спустя два десятилетия. Не меньший вклад в физику элементарных частиц он внёс тем, что, в 1933 году сформулировав основные свойства нейтрино, разрешил, казалось бы, неразрешимые противоречия. «Спас» для квантовой механики закон сохранения энергии, закон импульсов, момента количества движения, определил основные принципы статистики частиц.

Неспециалисту этот золотой прорыв к сердцевине материи, как его назвал Эйнштейн, ничего не говорит. Для учёных, мыслящих физическими и математическими категориями, он открывает пути безграничного философствования на тему природы вещей. В частности, появляются основания надеяться на постепенное разрешение парадоксальных, враждебных обыденному сознанию загадок.

Приняв, что одно только перечисление таких загадок, выстроенных на нейтринной зыбкости, займёт многостраничные тома, прибегнем к самой интригующей их выборке. К примеру, можно почти не сомневаться в том, что пресловутые призраки и привидения одушевлённых либо неодушевлённых предметов – всего лишь «конденсированные» нейтринные облака, согласно теории многомерности, в наших привычных условиях крайне редко претендующие на долгое бытие.

По-видимому, оттого почившие дорогие нам люди с каждым годом, минувшим со дня их ухода, снятся всё реже, по прошествии 30-40 лет вообще перестают во снах тревожить нас. То же относится к их призрачным видениям.

Однако, несомненно, существуют аномальные пространства, к которым нейтринные потоки привязаны, что называется, навечно, навсегда. Там призраки, привидения, полтергейсты обречены на «бессмертие».

МЕДАЛЬ НЕЙТРИННОЙ МЕРНОСТИ

В 1660 году великий нидерландский философ-пантеист Бенедикт Спиноза писал как о разумеющемся: «Смерть, не предупредив, набрасывается на человека, словно взбесившийся пёс, неожиданно, безжалостно разрывая на куски его благие намерения, мудрые мысли, добрые дела. Умирание и кончина не есть небытие. Жизнь, чеканка которой была стёрта с одной стороны медали, непременно возникает на второй, в мирах, где всякое живое существо воскресает и процветает вечно, ибо состоит из частичек, которые несоизмеримо меньше атомов. Для которых не существует расстояний и недоступности».

Далее важнейшая ремарка Спинозы сводится к тому, что «такие важные сведения» он получил из первых рук, от тех, кто на глазах толпы рассеялся туманом, «предположительно поглощённый землёй, водой, воздухом, затем объявился на 5-10 лет позже, ничуть не состарившись по сравнению с обветшавшими одногодками».

Напрашивается вопрос, имели ли исчезновения, появления, примерами которых пестрят старинные хроники, новейшие источники, отношение к нейтриносфере? В конкретном случае авторитет Вольфганга Паули непререкаем, ибо он предлагал коллегам и вообще всем пытливым людям сбросить с глаз шоры незыблемо-привычного, познавать, изучать, удивляться, оценивать доселе невиданное, невозможное, невероятное. Как данность возможную и вероятную.


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста