| Источник

Книга

Вера Крыжановская, одна из самых популярных российских писательниц рубежа XIX-XX веков, была медиумом и, по собственному признанию, создавала романы в соавторстве с… духом. Ученые согласились с тем, что сама она знать такие подробности из жизни древних цивилизаций никак не могла…

Дебют юной провидицы

Вера Ивановна происходила из старинного рода. Отец ее, генерал-майор, командовал бригадой в Варшаве, где она и родилась в 1857 году. Девочка росла болезненной, много читала, пристрастившись к оккультной и исторической литературе. После смерти отца Вера с мамой переехала в Петербург. Там, увлекаясь всем таинственным, она не могла пройти мимо многочисленных в те времена мистических кружков спиритов и медиумов.
Как-то после выступления одного из медиумов стали пробовать силы и некоторые из собравшихся. Предложили и юной Верочке Крыжановской дать предсказание по вложенной ей в руку броши. Вера прикрыла глаза… И словно игла пронзила ее ладонь, отозвавшись острой болью в сердце…
Открыв глаза, девушка нехотя рассказала, что ей было странное видение: она видела хозяйку броши, изможденную болезнью, поднимающейся по ведущей в небо лестнице.
– Глупости говорите, милочка, – возмущенно поджала губы статная дама крепкого телосложения. – Я с детства не болею, на небо мне еще рано. Позвольте мою брошь…
Над незадачливой предсказательницей лишь посмеялись. А Вера продолжала посещать собрания, но на предложения попробовать свои силы в предсказаниях отвечала отказом.
Месяц спустя, когда она пришла на один из таких сеансов, ее удивило поведение присутствующих – они перешептывались, бросали взгляды в ее сторону. Наконец знакомая дама сказала: два дня назад умерла та особа, по броши которой предсказывала Вера. У цветущей на вид женщины открылось легочное кровотечение. Проболев всего недели две, внешне она изменилась до неузнаваемости.

Предсказание цесаревичу

После этого случая Веру Крыжановскую начали приглашать на спиритические сеансы как медиума. Ее поклонником стал камергер при Собственной Его Императорского Величества канцелярии С.В. Семенов, известный в столице спирит, председатель петербургского «Кружка для исследований в области психизма». Ухаживал он за ней настойчиво, к тому же был богат, хотя и немолод.
Вскоре камергер сделал Вере предложение. Совпадение интересов и материальные затруднения в семье Крыжановских побудили Веру дать согласие. В лице супруга она нашла высокообразованного собеседника и наставника. Они прожили вместе почти 40 лет. Разлучила их только смерть.
На собраниях оккультного кружка Семенова гадания его жены пользовались особой популярностью. Она брала что-то из мелких личных вещей того человека, кому предназначалось предсказание. Сжимала ладонь, закрывала глаза и, впадая в транс, рассказывала о том, что видит.
Как-то, дождавшись, когда останутся лишь близкие друзья, муж предложил Вере прочитать судьбу обладателя лайковой перчатки. Вера подивилась маленькому размеру, спросив супруга:
– Кто та дама, о которой я буду говорить?
– Это не дама, – улыбнулся муж. – Впрочем, ты медиум, сама должна все узнать.
Верой овладело нарастающее беспокойство. Она закрыла глаза и стала отрывисто рассказывать:
– Вижу симпатичного юношу. Вижу Москву, большое поле, множество народа. На голову юноши с небес опускается корона, этот юноша – хозяин перчатки. Играет музыка, все веселятся. И вдруг все бегут, падают, давят друг друга. Много детей, стариков, женщин, калек. Поле, поле. На нем множество мертвых, их не успевают увозить на телегах. А тот юноша в короне танцует на балу… Грех! Грех! Смертный грех! Мертвые не похоронены!
Вот еще вижу – на улицах кровь, солдаты стреляют в людей. Иконы под ногами… Портрет человека в короне в крови плавает… И еще – война, война, окопы, опять много убитых. И опять – юноша! Он без короны, с бородой, почему-то в подвале, рядом – жена, четверо детей. Вокруг них люди с винтовками. Они стреляют! Их всех убивают в подземелье!
Вера очнулась в слезах. Потрясенные зрители молчали…
– Чья это перчатка? – шепотом, прозвучавшим в тишине как выкрик, спросил кто-то из стоявших рядом с камергером.
– Поклянитесь, что никто никогда никому не расскажет о том, что услышал сегодня, – строго попросил камергер.
Удивленные друзья торжественно пообещали выполнить эту просьбу, попросив все же сказать, чья это перчатка.
– Лучше бы ни вам, ни мне не знать об этом, – вздохнул камергер. – Но раз уж я затеял это гадание, скажу. Это перчатка цесаревича Николая!
Расходились гости в полном молчании. О предсказании вспомнили в день коронации императора — после чудовищной давки на Ходынском поле погибли тысячи людей, а Николай II вместо того, чтобы объявить траур, вечером веселился на балу по случаю своей коронации. За кровавой Ходынкой последовали «кровавое воскресенье», революция 1905 года, войны, 1917-й, расстрел царской семьи.

Первая леди русской фантастики

В 1880 году Вера Ивановна уехала на лечение в Париж. Там она начала писать, причем на французском – в России ее романы выходили в переводе. В 86-м выходит первая книга — историческая повесть «Эпизод из жизни Тиберия». Публика с восторгом приняла повесть. Успех воодушевляет автора, и романы Крыжановской появляются один за другим.
В 1888 году – «Фараон Мернефета», в 90-м – «Месть еврея», в 93-м – «Сим победиши», в 94-м – «Царица Хатасу». Это не только исторические романы: в них Крыжановская касается и тайн реинкарнации, сознания, души. А вскоре из-под ее пера появляются и романы в стиле «фэнтези»: «Жизненный эликсир», «Маги», – в истории литературы Вера Крыжановская по праву занимает место «первой леди русской фантастики».
Ее романы привлекают остротой сюжета и точно выписанными реалиями того времени – читатель переносится в Древний Египет, императорский Рим, Средневековье. Любовь читателей подтверждается и признанием Французской академии наук. За роман «Железный канцлер Древнего Египта» Крыжановской присвоили почетный титул «Офицер Академии» и наградили орденом «Пальма Академии».
В конце 90-х романы Крыжановской выходят и на русском языке. Но отечественная критика, в отличие от французов, не баловала ее восторженными откликами. Зато читатели раскупали все написанное ею, а затем и переизданное.

Союз незримого и живого

Уже первые ее романы были подписаны «Крыжановская», а в скобочках или через дефис стояло – «Рочестер». В титулах ряда книг указывалось: «Сочинение, продиктованное духом Дж. Рочестера, медиум В.К.». «Соавтор» привлек внимание.
Действительно, откуда у молодой дамы такие глубокие познания в области истории? И Вера в интервью рассказала, кто скрывается за подписью Рочестер:
«Это не псевдоним. Так зовут астральную сущность, которая диктует мне произведения. В состоянии сверхчувственного контакта он рассказывает мне о своих жизнях. Именно я настояла, чтобы его имя было указано. Вначале он добивался, чтобы автором считалась я. Но я – лишь передатчица его мыслей и чувств, его воспоминаний о прежних воплощениях».
Осталось много свидетельств о том, как именно писала Крыжановская, впадая в транс. Вот что пишет спирит В. Скрябин в своих «Воспоминаниях»:
«Во время разговора она вдруг замолкала и, проводя рукою по лицу, начинала повторять: «Скорее карандаш и бумагу!» Голова ее слегка откидывалась назад, полузакрытые глаза были направлены в одну точку. Она писала, не глядя на бумагу. Состояние транса продолжалось от 20 до 30 минут, после чего Вера Ивановна впадала в обморочное состояние. Письменные передачи заканчивались одной и той же надписью: «Рочестер». По словам Веры Ивановны, это было имя (вернее, фамилия) духа, который входил с нею в сношение».
Однажды записи, сделанные Крыжановской, показали авторитетнейшему египтологу И.Г. Франк-Каменецкому. Ученый признал в них известные по хранящимся в Британском музее папирусам записи элементов древнего обряда, сделав ряд существенных оговорок – папирусы труднодоступны даже для специалистов, а текст, «продиктованный» Рочестером, более полный и связный, чем письмена в архивах музея.
И вообще, по мнению маститого ученого, «сообщение с Того Света» выглядит очень достоверно и убедительно, поскольку придумать такие нюансы древних обрядов способен не каждый египтолог, не говоря о писателе, не имеющем специального образования и доступа к архивам Британского музея.
Спириты, ознакомившись с записями Крыжановской, признали, что это хорошо им знакомое «автоматическое письмо», когда пишущий сам не осознает, что пишет. Рукописи писательницы носили все признаки такого письма: написание слов слитно, конечно, без знаков препинания, совершенно другой почерк.
Детальному изучению феномена Крыжановской и ее общения с Рочестером помешала Первая мировая. А потом россиянам и вовсе стало не до парапсихологических исследований.
Супруг Веры умер в Ревеле (Таллине), куда семья бежала в 17-м. Больная туберкулезом, Крыжановская ради хлеба насущного работала уборщицей на лесопильном заводе, угробив свое и без того никудышное здоровье. Она умерла 29 декабря 1924 года в полной нищете. Покоится Вера Ивановна на Александро-Невском кладбище города Таллина.
***
История Крыжановской с автоматическим письмом и медиумическим написанием романов не единична. Под диктовку из мира духов писали, как уверяли они сами, Рерих, Даниил Андреев, Вальтер Скотт, Стивен Кинг. Но кто таков таинственный «соавтор» Крыжановской?
Джон Уилмот, самый известный из графов Рочестеров, жил в XVII веке. Он был фаворитом короля Карла II, необузданным скандалистом и пьяницей, прославился фривольными стихами и песнями. А вот в мистике и тайнах истории вряд ли что смыслил.
Впрочем, кто их знает, духов. У них своя, таинственная жизнь. Даже много жизней…

 

Подготовил Лев АСТАХОВ
Тайная Власть 21,2011


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста