| Источник

Астральный план

Рассматривая иерархию миров, мы ни словом не обмолвились об «астральных мирах», о которых так много говорилось вначале.
Как мы увидим далее, для этого были некоторые основания; и все же, какое место среди перечисленных «покровов» и связанных с ними «миров» занимают так называемые «астральные миры»? Попробуем сперва выяснить традиционное применение термина «астральный». Анализ оккультной литературы показывает, что представители разных школ вкладывали в это понятие разное содержание.


Так, Парацельс, а вслед за ним и другие представители школы «северного посвящения» называли начало, управляющее вегетативными функциями организма, «АСТРАЛЬНЫМ ТЕЛОМ», полагая, что оно состоит из межпланетного или астрального («звездного») вещества, благодаря чему подвержено влиянию звезд. Папюс говорит, что астральное тело — это животная душа, посредник между телом и духом. А.В.Трояновский в предисловии к книге Лидбитера «Астральный план» отмечает, что «оживление существ» составляет лишь одну из функций астрала, добавляя, что «при образовании существ материальное, тело формируется по астральному клише». Гендель, напротив, полагает, что «в течение внутриутробного периода развития плотное тело строится по матрице эфирного тела». Систематизируя материал, связанный с данной темой, Рамачарака приходит к выводу, что эфирное и астральное тело — это одно и то же, однако предпочитает пользоваться последним термином: «Астральное тело есть оригинал, по которому строится физическое тело».
Представители теософической школы «южного посвящения» рассматривали в качестве «организующего фактора физического тела» именно эфирное, а не астральное тело. «Материя же, которая служит проводником для таких явлений нашей душевной природы, как страсти, эмоции, чувства и волнения, материя более тонкая, чем эфир, получила… название «астральная» — вследствие ее свойства светиться в темноте».
Для северной школы более характерны представления именно о «выделении астрального тела» (из физического), а не о «выходе в астрал». Выделив астральное тело можно путешествовать по этому миру, оставаясь невидимым (см. 40). С точки зрения южной школы такой феномен следовало бы назвать выделением эфирного, а не астрального тела. Представители этой школы подчеркивают, что «переход» из физического тела в астральное означает прежде всего «иное положение души во времени и пространстве», то есть выход в иной, «параллельный» физическому мир, названный «АСТРАЛЬНЫМ ПЛАНОМ».
Если термин «астральное тело» фактически дублирует такие понятия, как «эфирное тело» (северная школа) и «витальное тело» (южная школа), то термин «астральный план» действительно не сводится ни к одному из рассмотренных выше планов (эфирному, праническому, витальному). Дело в том, что все эти планы в норме сосуществуют с физическим: мы можем воспринимать любой из них наряду с внешним миром. Напротив, астральный план может лишь частично прорываться* на физический в условиях самовнушенной экзальтации или в условиях патологии — например, во время белой горячки.
* Ясное дело, сказанное относится лишь к спонтанным прорывам; тибетские буддисты, например, посредством специальной практики визуализации именно совмещают физический мир с миром видений, причем совмещают до такой степени, что утрачивают критерии различия между этими двумя мирами. Делается это, однако, вовсе не с целью «опытно убедиться» в реальности астрального плана, но как раз наоборот: «опытно убедится» в том, что физический мир мало чем отличается от визуализаций, порождаемых умом практикующего.
«Экстериоризация астрального тела по сути дела есть первый шаг в ту таинственную область, которая называется смертью» (40). Лидбитер определяет астральный план как «низшее царство невидимого мира, куда человек попадает сейчас же после смерти — Гадес (Аид) или царство теней у греков, чистилище или переходное существование у христиан…». «Мир небесный» он называет соответственно «ментальным планом». Однако анализ его работ показывает, что и в первом и во втором случае речь идет не о чем ином, как о визуализации определенных переживаний. По Лидбитеру, «мир небесный» (ментал) отличается от «мира теней» (астрал) только тем, что переживания и образы здесь более приятны и возвышенны.
Использование термина «ментальный план» в таком приложении вносит в этот и без того запутанный предмет дополнительную и ничем не оправданную путаницу, — ведь даже полный выход на ментальный план (погружение в ментальный поток при утрате восприятия внешнего мира) не обязательно связан с визуализациями. Поэтому во избежание ненужных недоразумений представляется уместным по отношению к любого рода визуализируемым событиям применять только термин «астральный план», — тем более, что в расхожем словоупотреблении термин — «астрал» ассоциируется именно с визуализациями.
Итак, АСТРАЛЬНЫЙ ПЛАН — ЭТО ПЛАН ВИЗУАЛИЗАЦИЙ, на который каждый из нас непроизвольно попадает во время сновидений (см. 45, 130): будучи скрыт ясным светом бодрствующего сознания, этот «звездный» мир приоткрывается нам во сне, подобно тому как звезды обнаруживают свое существование лишь после захода солнца. При этом «раз и навсегда следует отметить, что новые «места» или новые сферы, куда переходит душа, означают не что иное, как изменение состояния самой души».
Строго говоря, речь идет не об астральном ПЛАНЕ (поскольку в качестве самостоятельного «космического плана», то есть частотного диапазона всеобщего поля, «астрал» не существует), а о копирующем пространственно-временной континуум голографическом астральном ЭКРАНЕ, на который проецируются события различных планов.
Как уже указывалось ранее, события, с которыми мы сталкиваемся в «астрале», представляют собой трехмерные визуальные «транскрипции» процессов, протекающих на тех или иных этажах организма и психики. Это «астральные голограммы» событий в различных «покровах» и связанных с ними «оболочках», совокупная активность которых создает целостный процесс нашего восприятия себя и мира. Таким образом, «астральный выход» представляет собой нечто вроде коллапса, в результате которого сознание как бы «проваливается в собственные подвалы» и попадает в «магический театр» скрытых механизмов своей «фронтальной активности».
При рассмотрении «актерской группы» этого театра, особое внимание следует уделить областям, пограничным с Маномайей; назовем их «зонами потребностей». Так, между Пранамайей и Маномайей лежит зона индивидуально-органических (пища, самосохранение) и видовых (сексуальных и родительских) потребностей, а между Маномайей и Виджнянамайей — социальных (коммуникативных и иерархических) и идеальных (потребностей в познании и творчестве, — в том числе потребность в эволюционном развитии). Именно в «зонах потребностей» обитает, говоря словами Шекспира, то «божество, что придает форму нашим намерениям, обтесывая их сообразно своим желаниям».
Обладая известной независимостью от сферы переживаемых психических явлений и сознательного целеполагания, — более того, определяя характер протекающих здесь процессов, «зоны потребностей» представляют собой основные источники «самостоятельных сущностей», проецирующихся на астральной сцене. Для тех, кто «имеет уши» не лишним будет в этой связи процитировать следующее высказывание Маркса: «Никто не может сделать что-нибудь, не делая это вместе с тем ради какой-либо из своих потребностей…»
Рассмотрим теперь как визуализируемые области соотносятся с различными Чакрами.
Пауэлл пишет, что «помимо других своих функций Чакры служат точками соединения сил, переходящих из одной оболочки в другую». Иными словами, «растяжка» уровней восприятия и связанных с ними «космических планов» существует не только между центрами (чем выше Чакра, тем более «возвышенный» уровень), но и в рамках каждого центра. Каждый центр представляет собой точку подключения ко к всем планам, то есть может работать во всех диапазонах всеобщего поля. Поэтому из одного и того же плана может поступать информация различного характера, в зависимости от того, через какой центр он идет.
Однако Чакры «размазаны» по уровням восприятия неравномерно: можно говорить о слабых, хороших и прочных контактах тех или иных центров с теми или иными планами. Соответственно и в «астральных мирах», визуализируемых в разных Чакрах, преобладающими являются проекции разных планов….
«Семя, чтобы дать жизнь новому побегу и новому плоду, должно умереть», — изречение, хорошо известное оккультной традиции. Вот только никто не хочет умирать.


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста