| Источник
Ян Амос Коменский

Ян Амос Коменский

Этой таинственной наукой занимались и занимаются тысячи людей в мире, но понятна она лишь немногим посвященным. В Чехии алхимия сначала прижилась в Праге. Предполагается, что информация об этой науке попала из заграничных университетов — парижских и итальянских.

О расцвете алхимии в 14 веке свидетельствует активность Папы Римского Иоанна XXII, который в 1317 году выпустил буллу против убогих алхимиков, которые обещают богатство, которое не могут принести, выдают за золото и серебро то, что им не является.

Однако в 1330 году он денег своему лекарю для приобретения сосуда, предназначенного для приготовления алкоголя и «некоторой тайной работы». Под этой некоторой работой подразумевалось приготовление эликсира жизни. В церковной иерархии было немало алхимиков, среди которых и пражский архиепископ Арношт из Пардубиц (1297-1367), погрузившийся в тайны науки, вероятно, во время обучения в итальянском университете.

Согласно сохранившимся в императорской библиотеке записям был близок к алхимии и Карл IV. Рукопись называлась «Эликсир философов или алхимический трактат о приготовлении философского камня белого или красного по руководству чешской королевы, супруги императора Карла IV». Представление, что одна из жен Карла IV занималась алхимией, привлекательно, но в данном случае речь идет о подмене.

Алхимией занимался племянник пражского архиепископа Арношта из Пардубиц Смил Флашка из Пардубиц. В его сочинении «Новый совет» с 1395 года можем прочитать, как обезьяна советует царю зверей льву отдать свою волю и желание делать разную магию и золото.

Тайну материи пытались открыть и другие пражские архиепископы и дворяне короля Вацлава IV — Сигизмунд Албик из Уничова (1358-1427) и Конрад из Вехты (1431). На известном церковном соборе в Костнице рассматривали, что Конрад — колдун, алхимик, халатный на службе и т.д. Но гораздо большим прегрешением было то, что Конрад защищал Магистра Яна Гуса.

В отличие от вероятных занятий алхимией супруги Карла IV, есть надежное свидетельство, что алхимией занималась Барбора, вдова императора Зикмунда, жившая в замке в Мельнике — в городе чешских королев. Барбору посетил чешский алхимик Ян из Лаза, который за свою честность заслужил прозвище Lasnioro (Laz nim oro — Лаз без золота). Императрицу он обличил в обмане по получению золота и о своем посещении Мельника написал:

«Так как я во многих местах слышал, что супруга покойного короля Зикмунда хорошо разбирается в науках, я ей поклонился и немного испытал ее искусство. Она ответила, как все женщины, вежливо, но осторожно. В моем присутствии взяла для опыта ртуть, мышьяк и еще какое-то вещество, которое, однако, не назвала, хотя хорошо его знала. Порошком она превратила медь в серебро. Этот метал на пробирном камне, хотя и вел себя как серебро, но не поддавался ковке. Так она обманула много людей. Также я у нее заметил, что раскаленную медь она посыпала каким-то порошком, который когда проник в медь, изменил ее так, что она стала похожа на прожженное серебро. Когда оно было расплавлено, то снова стало медью. И таких поддельных экземпляров она мне продемонстрировала много. Т.к. я увидел в ее делах ложь и обман, я ее упрекнул в этом. За это она хотела посадить меня в тюрьму, но я с Божьей помощью скрылся».

Из этих строк видно, что алхимия в Чехии глубоко запустила свои корни еще задолго до Рудольфа II, когда при императорском дворе появился целый ряд таинственных личностей.
Хотя правление Рудольфа II обозначило наивысший расцвет алхимических наук в Праге, и в более позднее время были зафиксированы попытки открыть тайны алхимии. До загадочных «алхимических» вод заглянул и учитель народа Ян Амос Коменский. Умозрение связывает Я.А.Коменского с таинственным братством розенкрейцеров, члены которого, вероятно, занимались алхимией. Бесспорно, что Коменский общался с личностями, которые были очень близки к розенкрейцерству. Например, во время пребывания в Гейдельберге он дружил с Иоганном Валентином Андреа, автором книги «Химическая свадьба Христиана Розенкрейцера». Этому же человеку приписывают авторство так называемых розенкрейцерских манифестов, которыми тайное общество заявило о своем существовании.
В сочинении Коменского «Лабиринт света и рай сердца» главный герой Путник посещает алхимиков. Он замечает, как они стараются создать золото и философский камень, который является основой всех живых существ (в число которых алхимики включали и металлы). «Так я ходил, на все смотрел, как что тут делается, и вижу, что не всем одинаково удается. Один сделал слишком холодный огонь, и у него недоварилось, другой – слишком резкий, и у него лопнула посуда, из которой что-то улетучилось наружу. Он говорил, что у него вылетел азот и плакал. Иной разлил или плохо томил, другой задымил себе глаза, не мог проследить прокаливание и фиксирование, некоторые наглотаются дыму. Больше всех было тех, кому не хватило угля, ходили брать в долг. Тем временем у них все остыло и испортилось. Такое здесь часто случалось».

Сцена как-будто вырезана из фильма «Cisaruv pekar a pekaruv cisar». Коменский на погоню за философским камнем смотрит реально, но с иронией. Он хорошо знает алхимическую теорию (а может, и практику?) и при объяснении природы света прибегает к алхимическим терминам и теориям. Он превосходно знает учение Парацельса. В сочинении «Physicae synopsis» 1633 года читаем, что видимый свет основан на трех принципах: материи (tmteria), духа (spiritus) и света (огонь lux)

Качествами тел являются ртуть (mercurius, текучесть), сера (sulfur, маслянистость) и соль (sal,твердость). Из трех принципов и трех качеств производятся виды вещей, и в первую очередь четыре стихии: эфир, воздух, вода и земля.

Интересное и совершенно алхимическое у Коменского объяснение скрытых качеств: скрытое качество есть сила, действующая на другое тело, которую можно постигнуть только в ее действии. Этих скрытых качеств бесконечное множество и они рассеяны во всей природе. Их происхождение от уникального, отдельно данному каждому творению духа, но так же как материя света приняла бесчисленные формы, также по-разному проявляется один и тот же дух света в бесконечном множестве качеств. Коменский обладал гениальным интеллектом и всесторонними знаниями. Он пытался решить проблему вечного двигателя — такой чешский Леонардо да Винчи, которому вихрь жестоких религиозных войн помешал неограниченно стремиться ввысь.

Коменский с удовольствием использовал некоторые алхимические термины: божья лаборатория, перегонный сосуд природы, философское яйцо, кальцинирование, осаждение, микрокосмос, макрокосмос. И все же едва ли мы можем считать его алхимиком. Думаю, что Коменский гораздо ближе к духовной, или мистической алхимии, чем к ретортам и колбам. Этот вид мистики использует алхимические сравнения и терминологию, но применяет ее к духовным и физическим процессам человеческого тела. Лабораторией является тело самого алхимика, которое мистической тренировкой переформируется как свинец в золото.

Коменский из материального мира, где его преследуют несчастья одно за другим, закрывается в мире духовном. С учетом вышеприведенных фактов нас не удивит, что в «Лабиринте света и рае сердца» за посещением Путником алхимиков следует глава 13 с названием «Путник смотрит на Rose-Crucios»…

 

Алеш Чесал


Комментарии: (0)

Оставить комментарий

Представьтесь, пожалуйста